Уголовный кодекс ст3141

Уклонение от административного надзора как уголовно-наказуемое деяние

Институт административного надзора представляет собой осуществляемое органами внутренних дел наблюдение за соблюдением лицом, освобожденным из мест лишения свободы, установленных судом в соответствии с Федеральным законом от 06.04.2011 № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» временных ограничений его прав и свобод, а также за выполнением им обязанностей, предусмотренных законом. Этот институт является важнейшим инструментом профилактики рецидивной преступности.

Указанным законом установлена администра­тивная ответственность за несоблюдение ограничений и невыполнение обязан­ностей, устанавливаемых при административном надзоре. В случаях неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с фе­деральным законом ограничения (ограничений) или уклонения от административного надзора наступает уголовная ответственность в соответствии со ст. 3141 Уголовного кодекса РФ.

Такое законодательное разделение видов ответственности за совершение схожих на первый взгляд правонарушений вызвало ряд вопросов, связанных с правоприменением. В связи с этим в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 № 21 даны соответствующие разъяснения.

Так, в силу закона административный надзор устанавливается судом на определенный срок с вменением административных ограничений в виде:

— запретов на пребывание в оп­ределенных местах, вне жилого и иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывание в определенное время суток;

— выезда за уста­новленные судом пределы территории;

— обязательной явки от 1 до 4 раз в месяц в органы внутренних дел по месту жительства и пребывания для регистрации.

Уголовная ответственность по ч. 1 ст. 3141 УК РФ наступает за уклонение от административного надзора, которое выражается в неприбытии без уважительных причин поднадзорного лица к месту его жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок, а также в самовольном оставлении таким лицом места жительства или пребывания.

Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности явля­ется наличие реальной возможности выполнить соответствующие предписания. Неисполнение их в силу объективных уважительных причин, таких как чрезвычайная ситуация природного или техногенного характера, временное отсутствие транспортного сообщения, тяжелая болезнь лица и т.д., состав этого преступле­ния не образует.

Часть вторая рассматриваемой статьи устанавливает уголовную ответственность за неоднократное несоблюдение поднадзорным лицом административных ограничений, сопряжен­ное с совершением им административного правонарушения против по­рядка управления (за исключением ст. 19.24 КоАП РФ), административного право­нарушения, посягающего на общественный порядок, общественную безо­пасность, либо на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравст­венность.

В соответствии с примечанием к ст. 3141 УК РФ под неоднократным несоблюдением этим лицом возложенных на него ограничений следует понимать не­соблюдение таких ограничений при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние два раза в течение од­ного года.

Исходя смысла статьи и примечания, лицо может быть подвергнуто уголовной ответственности только если оно в течение года, являясь привлеченным два раза к административной ответственности (за несоблюдение административ­ных ограничений и повторное подобное правонарушение, то есть по ч. 1 и 3 ст. 19.24 КоАП РФ), совершило новое деяние, выразившееся в несоблюдении та­ких ограничений, если при этом не истекли сроки, в течение которых это лицо считалось подвергнутым административному наказанию за предыдущие правона­рушения.

Это правонарушение должно быть сопряжено с совершением другого административного правонарушения.

К примеру, лицо, подвергнутое административному наказанию по ч. 1 и 3 ст. 19.24 КоАП РФ, подлежит привлечению к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 3141 УК РФ за совершение мелкого хулиганства, появление в общественных местах в состоянии опьянения, если эти действия одновременно нарушают администра­тивные ограничения (нахождение в запрещенных для пребывания местах, посе­щение мест проведения массовых и иных мероприятий при наличии к тому за­прета, пребывание вне жилого или иного помещения в запрещенное время суток).

Следует также отметить, что лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания испол­нения данного постановления.

Статья 314.1 УК РФ. Уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений (действующая редакция)

1. Неприбытие без уважительных причин лица, в отношении которого установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, к избранному им месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок, а равно самовольное оставление поднадзорным лицом места жительства, пребывания или фактического нахождения, совершенные в целях уклонения от административного надзора, —

наказываются обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, сопряженное с совершением данным лицом административного правонарушения против порядка управления (за исключением административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность, либо административного правонарушения, предусмотренного частью 7 статьи 11.5, либо статьей 11.9, либо статьей 12.8, либо статьей 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, —

наказывается штрафом в размере до шестидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

Примечание. Неоднократным несоблюдением лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, признается несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние два раза в течение одного года.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 314.1 УК РФ

1. Объект преступления — отношения, обеспечивающие реализацию административного надзора.

Под административным надзором понимается осуществляемое органами внутренних дел наблюдение за соблюдением лицом, освобожденным из мест лишения свободы, установленных судом временных ограничений его прав и свобод, а также за выполнением возложенных на него обязанностей. Он устанавливается для предупреждения преступлений и иных правонарушений, оказания индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов в отношении лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость, за совершение:

1) тяжкого или особо тяжкого преступления;

2) преступления при рецидиве преступлений;

3) умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего.

Основания для административного надзора дифференцируются в зависимости от того, в отношении кого он устанавливается. Лицо, освобождаемое из мест лишения свободы, может подвергнуться ему, если оно в период отбывания наказания в местах лишения свободы признавалось злостным нарушителем установленного порядка; лицо, освобожденное из мест лишения свободы, — если оно в течение одного года совершает два административных правонарушения против порядка управления и (или) два административных правонарушения, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, здоровье населения и общественную нравственность, и более.

Надо иметь в виду, что применительно к лицам, судимым за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, а также за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве, административный надзор устанавливается независимо от указанных оснований.

Срок административного надзора зависит от категории лица, в отношении которого он устанавливается (ст. 5 Федерального закона от 6 апреля 2011 г. N 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»), при наличии оснований он может быть продлен или прекращен досрочно.

При административном надзоре применяются административные ограничения, которые могут частично отменяться или, наоборот, дополняться.

2. Объективная сторона выражается в несоблюдении следующих требований административного надзора:

а) неприбытие без уважительных причин при освобождении лица из мест лишения свободы к избранному им месту жительства или пребывания в срок, определенный администрацией исправительного учреждения. Уважительные причины — оценочное понятие, они определяются исходя из конкретных обстоятельств нарушения указанных сроков;

б) самовольное оставление данным лицом места жительства или пребывания.

Обязанности поднадзорного закреплены в ст. 11 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы».

Преступление имеет формальный состав и признается оконченным с момента совершения одного из указанных деяний.

3. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, а применительно к самовольному оставлению места жительства или пребывания и специальной целью — уклонением от административного надзора.

4. Субъект преступления специальный — лицо, в отношении которого установлен административный надзор.

Уклонение от административного надзора

УКЛОНЕНИЕ ОТ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАДЗОРА

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин НИМБ, г. Нижний Новгород

В представленной статье раскрыты особенности уголовной ответственности за уклонение административного надзора. Освещаются наиболее проблемные вопросы, связанные с административным надзором на основании материалов судебной практики РФ.

Ключевые слова: административный надзор, уголовная ответственность за административный надзор.

Институт специального административного надзора впервые был введен указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1966 года, утвердившим «Положение об административном надзоре за лицами, освободившимися из мест лишения свободы». Согласно данному Положению органы внутренних дел устанавливали административный надзор за лицами, отбывшими наказания и возвратившимися из мест лишения свободы и подпадающими под действие административного надзора. Решение об установлении административного надзора, то есть введение ограничений лицам, принимал руководитель органов внутренних дел, которое санкционировалось прокурором. Вместе с тем привлечения к ответственности за нарушение правил надзора и ограничений относились к компетенции судебных органов.

Так, согласно статье 3 указанного Положения лицо за нарушение правил надзора и ограничений привлекалось к административной ответственности. Однако если лицо, состоящее под административным надзором, в течение года совершало три правонарушения и за два первых было судом привлечено к административной ответственности, то совершение третьего правонарушения служило основанием для возбуждения уголовного дела, и данное лицо могло быть привлечено уже к уголовной ответственности и подвергнуто наказанию в виде лишения свободы до 2 лет.

Институт административного надзора считался одним из наиболее эффективных инструментов профилактики рецидивной преступности. Однако несмотря на это, Федеральным законом № 4901-1 от 29 апреля 1993 года «О внесении изменений в УК РСФСР, УПК РСФСР и ИТК РСФСР» данный правовой регулятор был исключен из уголовного законодательства, что не могло не сказаться на росте рецидивной преступности.

Законодатель Федеральным законом № 66-ФЗ от 6 апреля 2011 года дополнил УК РФ ст. 3141 «Уклонение от административного надзора» и предусмотрел ответственность за «неприбытие без уважительной причины лица, в отношении которого установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, к избранному месту жительства или пребывания в определенной администрацией исправительного учреждения срок, а равно самовольное оставление данным лицом места жительства или пребывания, совершенное в целях уклонения от административного надзора».

Общественная опасность данного преступления заключается в том, что в результате его совершения нарушается нормальная законодательная регламентированная деятельность системы правосудия, содействующих органов снижается эффективность их функционирования.

Установление административного надзора регламентируется: Федеральным законом № 64-ФЗ от 6 апреля 2011 года «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы; Уголовно-исполнительным кодексом РФ (ст. 173); приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации № 818 от 8 июля 2011 года.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие установленный порядок административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется двумя альтернативными деяниями:

а) неприбытие без уважительной причины лица, в отношении которого установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, к избранному месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок; б) а равно самовольное оставление данным лицом места жительства или пребывания, совершенное в целях уклонения от административного надзора.

Под административным надзором понимается осуществляемое органами внутренних дел наблюдение за соблюдением лицом, освобожденным из мест лишения свободы, установленных судом временных ограничений его прав и свобод, а также за выполнение им обязанностей, предусмотренных Федеральным законом об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы.

Административный надзор устанавливается для предупреждения совершения лицами преступлений и других правонарушений, оказание на них индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов. Таким образом, законодатель путем установления административного надзора создал действенный эффективный механизм, направленный на предупреждение преступности в государстве.

В соответствии с указанными нормативными актами административный надзор устанавливается при наличии следующих оснований: в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную или неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, преступления при рецидиве преступлений, умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего; в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную или неснятую судимость за совершение преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, а также за совершение преступлений при опасном и особо опасном рецидиве преступлений; в отношении лица, совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление простив половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающей вменяемости; в отношении лица, в период отбывания наказания в местах лишения свободы которое признавалось злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказаний; в отношении лица, отбывшего уголовное наказание в виде лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость, совершающего в течение одного года два и более административных правонарушений против порядка управления и (или) административных правонарушений, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность и (или) на здоровье населения и общественную нравственность.

Административный надзор устанавливается по решению суда сроком от одного до трех лет с установлением административных ограничений в виде запрещения пребывания в определенных местах, запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в них, запрещения пребывания вне жилого и иного помещения, являющегося местом жительства, либо пребывания в определенное время суток, запрещения выезда за установленные судом пределы территории, обязательной явки от одного до четырех раз в месяц в органы внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации.

Под неприбытием необходимо понимать неявку без уважительной причины лица, в отношении которого установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, к избранному месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок целью уклонения от административного надзора.

Самовольное оставление — совершение действий без разрешения, произвольно по собственному усмотрению лицом места жительства или пребывания, совершенное в целях уклонения от административного надзора.

Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности является наличие реальной возможности выполнить соответствующие предписания. В случае неприбытия поднадзорного лица к месту жительства или пребывания, оставление им места жительства или пребывания в силу объективных уважительных причин обстоятельств, не зависящих от его сознания и воли (болезнь, стихийное бедствие, социальные конфликты, отсутствие сообщения, нарушение графика движения транспорта), состав данного преступления отсутствует.

Состав преступления, предусмотренного статьей 3141 УК РФ, относится к разряду формальных и считается оконченным с момента совершения указанных в диспозиции деяний.

Федеральным законом № 514-ФЗ от 31 декабря 2014 г. законодатель ввел в ст. 3141 УК РФ часть вторую, в которой предусмотрел обстоятельство, отягчающее ответственность, а именно квалифицирующий признак «неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничений или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, сопряженное с совершением данным лицом административного правонарушения против порядка управления (за исключением административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность.

В соответствии с примечанием к ст. 3141 УК РФ под неоднократным несоблюдением лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничений или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, признается несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничений или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние два раза в течение одного года.

Исходя из законодательной фабулы примечания, на практике может возникнуть такая ситуация, при которой лицо за первое правонарушение было подвергнуто административному наказанию в соответствии со ст. 14.10 КоАП РФ и после этого в течение одного года вновь совершило правонарушение. В этой связи его действие следует рассматривать как правонарушение: лицо совершает однократное действие, предусмотренное одной статьей и в соответствии с устоявшимися положениями в уголовно-правовой доктрине, подлежит уголовной ответственности по ч. 2 ст. 3141 УК РФ.

На первый взгляд здесь не возникает никаких проблем, но исследование административно-правовых норм показывает, что проблемы все же имеются. Если принять во внимание положения (а их необходимо не только иметь в виду, но и руководствоваться ими) п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ, привлечение к уголовной ответственности в данном случае невозможно исходя из законодательной фабулы. Однако согласно указанной статье повторное совершение однократного административного нарушения признается обстоятельством, отягчающим административную ответственность, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию.

Руководствуясь важнейшим уголовно-правовым принципом — принципом экономии уголовно-правовой репрессии в случае повторного нарушения административного надзора приоритет должен отдаваться административному законодательству. Уголовно-правовая норма не может применяться к лицу, совершившему деяние, до тех пор, пока не будет исчерпан в полном объеме правовой потенциал, установленный в норме административного законодательства [1, с. 114]. Однако в нарушение юридико-технических правил и сложившимися в уголовно-правовой доктрине положениями законодатель в примечании установил правило, согласно которому лицо будет привлекаться к уголовной ответственности при и наличии совершения им административного правонарушения при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичные деяния два раза в течение одного года.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Поднадзорное лицо осознает, что не прибывает без уважительной причины при освобождении из мест лишения свободы, к избранному месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок, а равно самовольно оставляет место жительства или пребывания, в целях уклонения от административного надзора и желает совершить подобные действия. Обязательным признаком субъективной стороны является цель — уклониться от административного надзора.

Субъект преступления специальный, лицо, достигшее восемнадцати лет, освободившееся из мест лишения свободы и находящееся под административным надзором.

По ч. 1 ст. 3141 УК РФ назначается наказание в виде обязательных работ на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительных работ на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до одного года. По ч. 2 ст. 3141 УК РФ лицо подлежит ответственности в виде штрафа в размере до шестидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

Список литературы

1 .Кузнецов А.П. Глава IV. Коллизии в уголовном законодательстве: понятие, виды, пути разрешения // Актуальные проблемы уголовного права: монография / А.П. Кузнецов, М.П. Пронина, В.Н. Сизова, М.В. Степанов. Н. Новгород, 2014. С. 144.

Уголовно-правовая характеристика уклонения от административного надзора или неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений (ст. 314.1 УК РФ) Астахова Алина Олеговна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Астахова Алина Олеговна. Уголовно-правовая характеристика уклонения от административного надзора или неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений (ст. 314.1 УК РФ): диссертация . кандидата Юридических наук: 12.00.08 / Астахова Алина Олеговна;[Место защиты: ФГКОУВО Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации], 2017.- 220 с.

Содержание к диссертации

ГЛАВА I. Социально-правовая обусловленность уголовной ответственности за уклонение от админи стративного надзора и неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений 18

1. Сущность и характер административного надзора как пра вовой основы уголовной ответственности за деяния, предусмотренные статьей 3141 УК РФ 18

2. Социальная обусловленность уголовно-правового запрета на уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюде ние установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений 37

3. Уголовная ответственность за деяния, предусмотренные ста тьей 3141 УК РФ, в российском законодательстве: исторический аспект 53

4. Зарубежный опыт законодательной регламентации уголовной ответственности за нарушение требований постпенитенциарногонадзора 66

ГЛАВА II. Уголовно-правовой анализ уклонения от административного надзора и неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений 76

1. Объект преступления, предусмотренного статьей 3141 УК РФ 76

2. Объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 3141 УК РФ 92

3. Субъект преступления, предусмотренного статьей 3141 УК РФ 127

4. Субъективная сторона преступления, предусмотренного статьей 3141 УК РФ 139

ГЛАВА III. Проблемы правоприменительной практи ки и совершенствование законодательных положе ний об уголовной ответственности за уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений 153

1. Проблемы практики применения статьи 3141 УК РФ 153

2. Совершенствование законодательной регламентации уголовной ответственности за уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений 177

Список используемых источников 192

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Стремительный рост преступности, имевший место в России на рубеже XX–XXI веков, изменение ее качественной составляющей наряду с социальными, экономическими, политическими и другими детерминантами во многом были обусловлены отсутствием действенной системы профилактики преступлений. Сложившаяся в советский период достаточно эффективная система профилактики преступлений прекратила свое существование в 1990-е годы.

Восстановление государственной системы профилактики преступлений обусловило «реанимирование» института уголовной ответственности за уклонение от административного надзора — в Уголовный кодекс Российской Федерации была введена статья 314 1 «Уклонение от административного надзора» 1 , которая с 1 июля 2011 г. закрепила уголовную ответственность лиц, в отношении которых установлен административный надзор при освобождении из мест лишения свободы, за неприбытие без уважительных причин к избранному месту жительства или пребывания в определенный срок, а равно самовольное оставление места жительства или пребывания, совершенные в целях уклонения от административного надзора.

В качестве прообраза ст. 314 1 УК РФ можно рассматривать ст. 198 2 УК РСФСР, предусматривающую уголовную ответственность за злостное нарушение правил административного надзора, которая достаточно активно использовалась правоприменителем 2 , однако в 1993 г. была отменена 3 . На нецелесообразность отказа от этого института указывали многие ученые 4 , но тем не менее почти 20 лет он был исключен из сложившейся системы мер контроля за лицами, освободившимися из мест лишения свободы.

1 Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 66-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освободившимися из мест лишения свободы» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 15. Ст. 2039.

2 См.: Ответственность за нарушение правил административного надзора : обзор судебной практики // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 11.

3 Закон РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-1 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР» // СПС КонсультантПлюс.

4 См., напр.: Грамматчиков М. В. Судимость: исторический, уголовно-правовой и уголовно-исполнительный аспекты : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2002. С. 19 ; Векленко В. В., Бекетов О. И. Административный надзор милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы: аргументы в пользу восстановления // Полицейское право. 2006. № 1.С. 42.

Однако после возвращения нормы об уголовной ответственности за уклонение от административного надзора в УК РФ, внимание к ней со стороны законодателя не ослабевает. В течение двухлетнего периода ее применения были подготовлены несколько законопроектов, предусматривающих изменение нормативной основы института уголовной ответственности за уклонение от административного надзора. Итогом законодательной деятельности на современном этапе стало внесение изменений в ст. 314 1 УК РФ Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. № 514-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» 5 . С 1 января 2015 г. статья называется «Уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений». Помимо редакционного изменения названия законодатель расширил сферу действия статьи, добавив часть вторую, устанавливающую уголовную ответственность за неоднократное несоблюдение лицом административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, сопряженное с совершением административного правонарушения против порядка управления (за исключением административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.24 КоАП РФ), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность. Федеральный закон от 18 июля 2017 г. № 159-ФЗ 6 еще в большей степени расширил сферу применения рассматриваемого института.

Динамика законодательных изменений и повышенное внимание законодателя к ст. 314 1 УК РФ подчеркивает актуальность проблемы уклонения от административного надзора и несоблюдения поднадзорным лицом установленных ограничений.

Правоприменитель достаточно активно включил ст. 314 1 УК РФ в сферу борьбы с преступностью. Тем не менее удельный вес ст. 314 1 УК РФ в общей структуре преступности в России остается небольшим, что, по нашему убеждению, обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, потенциал института уголовной ответственности за уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений используется не в полной мере. Во-вторых, вопросы, возникающие у правоприменителя в ходе примене-

5 Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. № 514-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2015. № 1. Ст. 67.

6 Федеральный закон от 18 июля 2017 г. № 159-ФЗ «О внесении изменений в статью 314 1 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2017. 21 июля. № 7326(160). 4

ния ст. 314 1 УК РФ, затрудняют реализацию нормы как обеспечительного средства применяемой меры правового воздействия (административного надзора). В-третьих, отсутствие теоретических разработок рассматриваемого института на монографическом уровне и разработанных на их основе методических рекомендаций создает условия для принятия незаконных и необоснованных решений в ходе уголовного судопроизводства (в частности, о возбуждении уголовного дела) и как следствие — постановления оправдательного приговора и возникновения у лица права на реабилитацию 7 .

Относительно невысокий уровень применения ст. 314 1 УК РФ на практике определен, с одной стороны, сравнительно незначительным периодом ее действия, с другой — рядом проблем, возникающих при ее реализации. Очевидно, что вопросы, возникающие в процессе правоприменения, являются поводом для законодательного улучшения качества формулировки диспозиции уголовно-правовой нормы, ее понятийного аппарата с учетом специфики общественных отношений, охраняемых рассматриваемой нормой.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об актуальности избранной темы и необходимости ее дополнительного исследования.

Степень научной разработанности темы. В настоящее время в юридической науке отсутствуют выполненные на монографическом уровне исследования, посвященные проблемам уклонения от административного надзора и неоднократного несоблюдения поднадзорным лицом установленных ограничений. Вместе с тем необходимо обратить внимание на ряд работ, которые являются основополагающими для проведения исследований в данной области и определенным образом относятся к рассматриваемой теме.

В теории уголовного права исследованию системы преступлений против правосудия всегда уделялось особое внимание. Проблемам уголовно-правовой охраны интересов правосудия в различные периоды российской истории были посвящены исследования М. В. Владимирского-Буданова, Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, И. С. Власова, А. Т. Гужина, Н. А. Носкова, С. Ш. Рашков-ской, И. М. Тяжковой. Принятие Уголовного кодекса Российской Федерации, динамичное его развитие активизировали деятельность по изучению проблем охраны интересов правосудия. Этому были посвящены научные публикации и диссертационные работы И. Ю. Буневой, Ю. И. Кулешова, Л. В. Лобановой,

A. Ф. Федорова, и других авторов.

Следует отметить диссертационные исследования, проводимые в области неисполнения судебных решений, уклонения от различных видов наказания и других мер уголовно-правового воздействия. Среди таковых, несомненно, заслуживают внимания исследования А. В. Бессоновой, О. А. Демидова,

B. И. Егорова, С. И. Ивановой, А. С. Колосова, А. А. Примака, Л. Р. Сафина,
В. М. Степашина, П. В. Тепляшина, Е. А. Тимофеевой.

7 См., напр.: апелляционное постановление Магаданского областного суда от 03 ноября 2015 г. по делу № 22-567/2015. URL: rospravosudie.соm.

Безусловный научный интерес для наиболее полного раскрытия темы представляют исследования в области административного права, посвященные различным видам надзора, и в том числе административному надзору. В связи с этим заслуживают внимания работы А. Г. Бачурина, О. И. Бекетова, Н. Л. Редько, Н. Н. Цуканова.

Отдельные вопросы, связанные с установлением уголовной ответственности за уклонение от административного надзора, уголовно-правовая характеристика рассматриваемого деяния, обоснованность отнесения к системе преступлений против правосудия присутствуют в юридической литературе лишь как часть научных исследований по смежной проблематике 8 .

8 См., напр.: Анисимова И. А. Уклонение от административного надзора (ст. 314 1 УК РФ) // Актуальные проблемы уголовного права : сборник научных статей. Барнаул,

С. 188 ; Фильченко А. П. Административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы: правовая природа и перспективы законодательного регулирования // Административное право и процесс. 2012. № 2. С. 54–57 ; Калинина О. М. Понятие и юридическая природа административного надзора // Административное право и процесс. 2013. № 8. С. 41–51 ; Калинина О. М. Уклонение от административного надзора: вопросы правоприменения // Вестник Омской юридической академии. 2016. № 4. С. 51–56 ; Лаптев С. А. К вопросу об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы // Административное право и процесс.

№ 9. С. 50–54 ; Мелехин А. В., Баскакова С. И. Административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы // Законность. 2014. № 5. С. 20–24 ; Алексеев С. В., Теллин Д. А. Административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы // Законность. 2014. № 10. С. 59–60 ; Дружинин А. В. Уголовная ответственность за уклонение от административного надзора в виде самовольного оставления места жительства // Уголовное право. 2015. № 3. С. 35–40 ; Бавсун М., Вишнякова Н. Вопросы применения ч. 2 ст. 314 1 УК РФ // Законодательство и практика. 2015. № 1(35). С. 27–29 ; Пилюшин И. П. Вопросы производства предварительной проверки и дознания по фактам совершения преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 314 1 УК РФ // Законодательство и практика. 2015. № 1(35). С. 30–32 ; Репьев А. Г. Ограничения прав и свобод лиц, освободившихся из мест лишения свободы, при реализации административного надзора // Научный портал МВД России. 2015. № 4(32). С. 76–81 ; Громов В. Г., Галкина А. Н. Правовая природа административного надзора // Современное право. 2015. № 6. С. 20–24 ; Вишнякова Н. В. Проблема двойной ответственности при применении ч. 2 ст. 314 1 УК РФ // Уголовное право. 2017. № 1. С. 42–51 ; Голубов И. И. Межотраслевые проблемы уголовной ответственности за неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничений // Российский судья. 2017. № 2. С. 38–43 ; Зябликова М. В., Иващенко В. Б. Применение административной преюдиции и сопряженности при несоблюдении административных ограничений, установленных в рамках административного надзора // Законность. 2017. № 2. С. 41–45 ; Вишнякова Н. В. Проблемы применения нормы, предусмотренной ч. 2 ст. 314 1 Уголовного кодекса РФ, связанные с установлением содержания признаков преступления «неоднократное» и «сопряженное» // Современное право. 2017. № 7. С. 78–84. 6

В 2013 г. И. В. Губко защищена кандидатская диссертация «Преступления, связанные с уклонением от отбывания уголовного наказания или иных мер правового принуждения (статьи 313, 314, 314 1 УК РФ): понятие, система, основные направления оптимизации законодательного описания», в которой наряду с другими преступлениями, связанными с уклонением от мер уголовно-правового принуждения, рассматривается уклонение от административного надзора.

В 2015 г. Н. В. Темниковой защищена кандидатская диссертация «Предупреждение преступлений поднадзорных лиц», в которой исследуются вопросы, возникающие в связи с установлением и осуществлением административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, а также связанные с предупреждением преступлений, совершаемых поднадзорными.

Несмотря на незначительный срок действия, ст. 314 1 УК РФ работает, это подтверждается официальной статистикой, но ее применение осложняется множеством проблем, связанных с квалификацией деяния, что обусловило рассмотрение практики применения ст. 314 1 УК РФ Пленумом Верховного Суда РФ 9 , которым даны разъяснения по некоторым проблемным моментам рассмотрения уголовных дел об уклонении от административного надзора или о неоднократном несоблюдении установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений.

Анализ научной литературы и судебной практики позволяет сделать вывод о высокой степени интереса не только к проблематике преступлений против правосудия в целом, но прежде всего к особенностям уклонения от отбывания различных видов наказания и других мер уголовно-правового воздействия. Вместе с тем проблема уклонения от административного надзора и неоднократного несоблюдения поднадзорным лицом установленных ограничений до настоящего времени не получила комплексной теоретической разработки, что негативно сказывается на практике применения рассматриваемого института и подчеркивает актуальность обращения к избранной теме.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с уклонением от административного надзора или неоднократным несоблюдением установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений.

Предметом диссертационного исследования выступают нормы отечественного и зарубежного уголовного законодательства, регламентирующие уголовную ответственность за уклонение от административного надзора и за неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений, а также материалы судебной практики по применению ст. 314 1 УК РФ.

9 См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314 1 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2016. 1 июня. № 117.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель исследования — на основе проведения комплексного анализа теоретических и правовых основ уголовно-правового противодействия уклонению от административного надзора и неоднократному несоблюдению установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений разработать научно обоснованные рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства в данной области.

Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

определить сущность и характер административного надзора как основы уголовной ответственности за уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений;

выявить предпосылки уголовно-правового запрета на уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений;

на основе ретроспективного и сравнительно-правового анализа выявить тенденции развития уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ст. 314 1 УК РФ;

рассмотреть состояние зарубежной теории и практики борьбы с рассматриваемыми общественно опасными деяниями;

провести юридический анализ объективных признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 314 1 УК РФ;

провести юридический анализ субъективных признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 314 1 УК РФ;

выделить и рассмотреть проблемы, возникающие при квалификации уклонения от административного надзора или неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений, на основе исследования и практики применения ст. 314 1 УК РФ;

разработать научно обоснованные практические рекомендации по применению уголовно-правовой нормы, предусматривающей уголовную ответственность за данные преступления;

разработать предложения по совершенствованию уголовно-правовых норм, регулирующих уголовную ответственность за уклонение от административного надзора и за неоднократное несоблюдение установленных судом ограничения или ограничений.

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод познания. Также при подготовке работы автором применялись общенаучные (анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия и др.), частнонаучные (хронологический, проблемный, историко-сравнительный, системно-структурный и др.) и специальные (формально-юридический, метод сравнительного правоведения) методы познания. Для обеспечения полноты исследования применялся социологический подход к исследованию темы.

Теоретическую основу исследования составили труды специалистов в области уголовного и уголовно-исполнительного права, криминологии, административного права: Д. Н. Бахраха, О. И. Бекетова, В. В. Бабурина, В. И. Горобцова, В. Н. Кудрявцева, Л. В. Лобановой, А. И. Марцева, Б. С. Никифорова, Н. С. Таганцева, А. Н. Тарбагаева, И. М. Тяжковой, В. Д. Филимонова, О. В. Филимонова, И.Я. Фойницкого, и других. Информационную базу исследования — ранее действовавшее и современное российское законодательство, отдельные нормативные правовые акты иностранных государств, монографии, научные статьи, иные опубликованные материалы, результаты судебной и иной правоприменительной практики, непосредственно связанные с предметом исследования.

Эмпирическая база исследования: для уточнения круга проблем, возникающих в ходе применения уголовной ответственности, предусмотренной ст. 314 1 . УК РФ, оценки степени их актуальности и практической значимости автором было проведено социологическое исследование — опрошены более 230 практических работников (прокуроров, дознавателей, оперуполномоченных, участковых уполномоченных полиции), более 200 судей федеральных районных судов и судов субъекта Российской Федерации, более 50 научно-педагогических работников вузов. Сбор эмпирического материала проводился в 2014–2015 гг. в подразделениях органов внутренних дел, прокуратуры и судах г. Омска, г. Красноярска и Красноярского края, были изучены 20 уголовных дел. С использованием интернет-порталов изучены 485 судебных решений по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 314 1 УК РФ, вынесенных в 2012– 2017 гг. В исследовании широко использовались данные официальной статистики.

Научная новизна исследования определяется тем, что в работе показана сущность административного надзора как комплексного правового института, включающего в себя уголовные, уголовно-исполнительные и административные элементы. Его уголовно-правовая составляющая определена тем, что административный надзор обусловлен совершением преступления, основывается на судимости и действует в ее рамках в процессе реализации уголовной ответственности, выступая средством обеспечения уголовно-правового воздействия на лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Исходя из сущности и социального предназначения рассматриваемого института обосновано изменение его названия на «превентивный надзор». Разработаны предложения о внесении изменений в УК РФ в части закрепления уголовно-правового характера этого вида постпенитенциарного воздействия, определения специальной цели (уклонения) через временной признак пресекательного характера, сформулирована новая редакция нормы, устанавливающей уголовную ответственность за нарушение требований административного (превентивного) надзора. Кроме того, рассмотрена юридическая характеристика объективных и субъективных признаков исследуемых составов преступлений, дана новая характери-9

стика таким элементам, как «уклонение», «неоднократность, «сопряженность» и др. По результатам проведенного исследования разработаны предложения по совершенствованию соответствующей правоприменительной деятельности.

Научная новизна диссертационного исследования нашла отражение в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

Административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, является комплексным правовым институтом, включающим в себя уголовно-правовые, уголовно-исполнительные и административные элементы. Уголовно-правовая составляющая административного надзора определена тем, что он обусловлен совершением преступления, назначается и существует исключительно в рамках судимости, действуя в процессе реализации уголовной ответственности. При этом различные правоограничения, устанавливаемые при административном надзоре (требования), выступают средством обеспечения уголовно-правового воздействия на лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Учитывая, что содержание административного надзора не ограничивается лишь административно-правовыми элементами, а его целью является специальная превенция, предлагается изменение названия указанного института на «превентивный надзор».

Наличие уголовно-правового элемента административного (превентивного) надзора обуславливает возможность внесения в Общую часть УК РФ положений, касающихся данного института и его значения для дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания.

Так, статью 86 УК РФ «Судимость» предлагается дополнить частью 1.1: «При освобождении лица из мест лишения свободы в течение срока судимости ему может быть установлен превентивный надзор в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законом», а статью 63 УК РФ «Обстоятельства, отягчающие наказание» — пунктом «с»: «совершение преступления при нахождении под превентивным надзором».

Общественная опасность нарушения требований административного надзора заключается в ограничении возможности государства по обеспечению порядка реализации административного надзора за лицами, освободившимися из мест лишения свободы, и в силу характера и процедуры назначения этих мер — в нарушении надлежащего исполнения мер уголовно-правового принуждения и в целом общественных отношений, обеспечивающих нормальные условия достижения интересов правосудия.

Рецидив преступлений не является обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 314 1 УК РФ, и может быть признан отягчающим наказание обстоятельством (п. «а» ч. 2 ст. 63 УК РФ).

При уклонении от административного надзора (ч. 1 ст. 314 1 УК РФ) свободная воля поднадзорного охватывает конечный результат — его стремление (желание) на достаточно длительный срок выйти из-под контроля уполно-10

моченных органов. В данном случае решающее значение для квалификации по признакам субъективной стороны будет иметь именно продолжительность отсутствия поднадзорного лица, которая свидетельствует о наличии специальной цели — уклонения. В связи с этим содержание уклонения, его юридическое наполнение целесообразно определять через временной признак пресека-тельного характера, исключив из конструкции рассматриваемой нормы наличие специальной цели (уклонения).

Для формирования единого подхода к применению ч. 2 ст. 314 1 УК РФ в целях исключения двойной ответственности целесообразно дополнить п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314 1 Уголовного кодекса Российской Федерации» абзацем четвертым следующего содержания: «По смыслу статьи 50 Конституции РФ, частей первой и второй статьи 6 УК РФ, части 5 статьи 4.1 КоАП РФ привлечение к уголовной ответственности по части второй статьи 314 1 УК РФ за неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установлен административный надзор, административных ограничения или ограничений, установленных ему судом в соответствии с федеральным законом, сопряженное с совершением данным лицом иного административного правонарушения (предусмотренного главами 6, 19 (за исключением статьи 19.24), 20, частью 7 статьи 11.5, статьями 11.9, 12.8, 12.26 КоАП РФ), исключает привлечение этого лица к административной ответственности по статье 19.24 КоАП РФ за это же деяние. В случае привлечения лица к административной ответственности по данному факту административное производство по нему подлежит прекращению».

Исходя из смысла и внутреннего содержания административного надзора как средства обеспечения уголовно-правового воздействия на лиц, освободившихся из мест лишения свободы, предлагается статью 314 1 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 314 1 . Нарушение требований превентивного надзора

1. Уклонение от превентивного надзора, выразившееся в неприбы
тии без уважительных причин поднадзорного лица в течение десяти суток
к избранному им месту жительства или пребывания после освобождения из
мест лишения свободы, а равно самовольном оставлении поднадзорным лицом
места жительства, пребывания или фактического нахождения на этот же
срок, —

2. Неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого установ
лен превентивный надзор, превентивных ограничения или ограничений, сопря
женное с совершением данным лицом административного правонарушения из
перечня, указанного в примечании 2 к настоящей статье, —

Неоднократным несоблюдением лицом, в отношении которого установлен превентивный надзор, превентивных ограничения или ограничений признается несоблюдение лицом, в отношении которого установлен превентивный надзор, превентивного ограничения или ограничений при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние два раза в течение одного года.

Под сопряженностью для целей настоящей статьи следует понимать такое нарушение требований превентивного надзора, которое способствовало или иным способом было тесно связано, находилось во взаимодействии с совершением поднадзорным лицом административного правонарушения против порядка управления (за исключением административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), либо административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, либо административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность, либо административного правонарушения, предусмотренного частью 7 статьи 11.5, либо статьей 11.9, либо статьей 12.8, либо статьей 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Теоретическая значимость исследования состоит в пополнении науки уголовного права комплексным взглядом на вопросы, связанные с уголовной ответственностью за нарушение требований административного надзора, в разработке научных положений, раскрывающих содержание понятий «превентивный надзор», «сопряженность», а также в разрешении прикладных вопросов, непосредственно связанных с разработкой предложений по совершенствованию правовых средств противодействия нарушению требований административного надзора.

Практическая значимость результатов проведенного исследования

обусловлена тем, что выводы и материалы диссертации могут быть использованы при совершенствовании нормативного правового регулирования и практики применения уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ст. 314 1 УК РФ.

Прикладной аспект исследования заключается также и в том, что изложенные в диссертации положения, выводы и предложения могут быть использованы:

в правотворческой деятельности по совершенствованию действующего законодательства;

в правоприменительной деятельности правоохранительных и судебных органов в целях разрешения проблемных ситуаций, возникающих в процессе применения ст. 314 1 УК РФ, а также в деятельности вышестоящих судебных органов, разъясняющих содержание нового уголовного законодательства;

в учебном процессе юридических вузов, в системе переподготовки и повышения квалификации правоприменителей различных ведомств;

в научно-исследовательской деятельности для решения проблем уклонения от административного надзора и неоднократного несоблюдения установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений, сопряженных с ними проблем уклонения от отбывания наказания и иных мер уголовно-правового воздействия, а также для развития исследований в области преступлений против правосудия.

Апробация результатов исследования. Полученные результаты и рекомендации исследования были изложены на четырех международных научно-практических конференциях, проводимых на базе Сибирского юридического института ФСКН России (г. Красноярск) (2014 г., 2015 г., 2016 г.), Сибирского юридического института МВД России (г. Красноярск) (2017 г.), всероссийских научно-практических конференциях и заседаниях круглых столов, проводимых на базе Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (2014 г., 2015 г.), Омской академии МВД России (2013 г., 2014 г., 2015 г.), Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России (2016 г.). По теме диссертации опубликованы 15 научных статей общим объемом 5,6 п. л., три из которых — в изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации.

Рекомендации и предложения, содержащиеся в материалах диссертации, внедрены в практическую деятельность судов Красноярского края и в учебный процесс Сибирского юридического института МВД России.

Структура работы предопределена целями и задачами диссертационного исследования и включает в себя введение, три главы, объединяющие десять параграфов, заключение, список использованной литературы.

Социальная обусловленность уголовно-правового запрета на уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюде ние установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений

Определяя характер общественных отношений, регламентируемых определенным правовым институтом, в первую очередь следует обратиться к тем целям и задачам1, которые перед ним поставлены.

Целью административного надзора является защита государственных и общественных интересов, защита общества от преступных посягательств со стороны тех лиц, поведение которых имеет негативную социальную направленность, кто уже раннее совершил преступление, понес за него наказание и освободился из мест лишения свободы. Эта цель может быть достигнута путем выполнения определенных задач и применения определенных мер.

Однако сущность административного надзора, его основной смысл и социальное предназначение – это предупреждение совершения поднадзорными лицами преступлений и других правонарушений, оказание на них индивидуального профилактического воздействия. Из этого следует, что основной задачей административного надзора является осуществление специальной превенции. И эта цель четко коррелирует с аналогичной задачей уголовного права (ч. 1 ст. 2 УК РФ) и целью уголовного наказания (ч. 2 ст. 43 УК РФ).

Специальная превенция представляет собой психолого воспитательное воздействие на лиц, привлеченных к уголовной ответственности, оказываемое системой уголовно-правового воздействия, в которую входят и действие уголовно-материального, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, и деятельность органов государства, реализующих уголовную ответственность, и влияние уголовного наказания2. Механизм специальной превенции (специальное предупредительное воздействие на преступные проявления), в отличие от общепрофилактической деятельности, носит ретроспективный характер и реализуется после совершения конкретного посягательства1. При этом, по мнению А.И. Марцева, цель специальной превенции будет достигнута, если лицо, подвергнутое наказанию за совершенное ранее деяние, не допустит рецидив, то есть не совершит преступного деяния (иного) до момента окончания судимости2. Таким образом, сутью специальной превенции применительно к административному надзору является недопущение совершения новых преступлений со стороны лица, привлеченного к уголовной ответственности (и отбывшего наказание), – именно те задачи, которые законодатель определил в ст. 2 Федерального закона об административном надзоре.

Как указывает Ф.С. Разаренов, административный надзор носит индивидуальный, персонифицированный характер и заключается в том, чтобы лишить поднадзорного возможности продолжать преступную деятельность: ограничить его возможности по восстановлению преступных связей, не дать возможности на первых порах совершать правонарушения в определенное время и в определенных местах, а также в том, чтобы создать необходимые условия для осуществления органами внутренних дел систематического контроля за поведением лица, находящегося под административным надзором3. По мнению О.В. Филимонова4, меры административного надзора функционально и предметно реализуют охранительную и предупредительно-превентивную функцию уголовного права и поэтому являются мерами уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших преступление.

Учитывая законодательную формулировку задач, отдельные ученые рассматривают административный надзор даже как меру пресечения правонарушений5. Однако в этом случае следует согласиться с А.П. Фильченко6 в том, что административный надзор не предназначен для прекращения уже готовящихся преступлений или иных правонарушений; он направлен на пре дупреждение возможных преступлений в будущем. По сути, криминологической предпосылкой установления административного надзора является, с одной стороны, неблагоприятный прогноз поведения освобождающегося лица, с другой – отрицательное постпенитенциарное поведение освободившегося лица, выражающееся в совершении действий, не относящихся к уголовно наказуемым деяниям. Это и определяет профилактический (превентивный) смысл данной меры как уголовно-правовой меры воздействия.

Институт административного надзора реализует превентивную функцию уголовного права в отношении определенной категории лиц, отбывших наказание, но которые могут быть сочтены «криминологически незаконопо-слушными»1.

Следует заметить, что само по себе признание того, что институт административного надзора реализует превентивную функцию2, еще не означает бесспорного признания того, что такой надзор имеет уголовно-правовую составляющую. Как справедливо отмечают специалисты3, уголовно-правовая природа административного надзора как меры государственного воздействия может быть предопределена при условии включения этого института в качестве системообразующего элемента содержания уголовной ответственности.

Именно судимость является одним из элементов, входящих в содержание уголовной ответственности. Согласно позиции Н.И. Загородникова, «судимость выступает составной частью уголовной ответственности»4. По мнению А.А. Пионтковского, судимость является не процессом отбывания, а именно последствием уголовной ответственности5. Рассмотрение судимости в качестве последствия уголовной ответственности подчеркивает ее производный, сопровождающий характер, без которого она фактически невозможна. Судимость может возникать только лишь на основе уголовной ответственности, без нее существовать не может, и в соответствии с уголовно-правовой теорией «является обязательным последствием публичного осуждения, заключенного в обвинительном приговоре, независимо от акта назначения наказания»2.

Уголовный закон не раскрывает понятие судимости, указывая только период ее действия, – со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости (ч. 1 ст. 86 УК РФ). Законодатель умышленно не говорит ни об уголовной ответственности, ни о видах наказания, ни об иных уголовно-правовых мерах, а лишь констатирует осуждение, которое может быть связано с каждым из этих элементов. В связи с этим судимость есть нормативный элемент, который сопровождает каждое уголовно-правовое последствие, возлагаемое на виновное в совершении общественно опасного деяния лицо. По мнению М.Ю. Дворецкого, судимость предполагает осуждение данного лица судом и вынесение обвинительного приговора, затем обязательное вступление его в законную силу; фактически продолжает оставаться элементом уголовной ответственности до ее погашения или снятия

Зарубежный опыт законодательной регламентации уголовной ответственности за нарушение требований постпенитенциарногонадзора

Объект преступления является определяющим при установлении характера общественной опасности деяния. Именно поэтому теория объекта преступления постоянно находится в центре внимания уголовно-правовой доктрины. Интересно отметить, что детальная разработка понятия и сущности объекта преступления характерна именно для российского уголовного права. Отправной точкой исследований в этой области стал конец XVIII в., когда понятие «состав преступления», перестав иметь первоначальное процессуальное значение, получило статус одной из важнейших категорий уголовного права1.

В дореволюционной юридической науке существовали несколько тео рий объекта преступления2. В отличие от дореволюционного многообразия точек зрения в советской уголовной науке фактически отсутствовала дискус сия в определении объекта права – практически все исследователи сходились в едином определении объекта преступления как общественных отношений (А.И. Марцев3, Б.С. Никифоров4, В.Н. Кудрявцев5, Н.И. Коржанский6, А.А. Пионтковский7 и др.). В этой сфере дискуссия развивалась в отношении самого понятия и содержания общественных отношений, их структуры (структуры объекта преступления).

Признание общественных отношений объектом преступления являлось всеобщим не только в уголовно-правовой доктрине, но и в советском уголовном законодательстве. Эту идею с учетом конституционной триады «личность – общество – государство» воспринял и действующий уголовный закон.

Мы поддерживаем традиционный подход к определению объекта преступления, а также четырехуровневую его классификацию. Согласно такому подходу и будем рассматривать первый элемент состава исследуемого преступления. Статья 3141 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений (далее – нарушение требований административного надзора), структурно входит в главу 31 УК РФ «Преступления против правосудия».

Общий объект в соответствии с указанной классификацией объединяет всю совокупность (систему) отдельных общественных отношений, охраняемых от преступных посягательств. При этом выделение общего объекта имеет важное теоретическое и практическое значение – именно общий объект преступления показывает направленность преступного посягательства на конкретные общественные отношения и общественную опасность этого посягательства. Общим объектом рассматриваемого деяния является вся совокупность (система) общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Что касается таких категорий объектов преступления, как родовой, видовой и непосредственный, они имеют множественное значение. Во-первых, указанные категории объектов помогают (и законодателю, и правоприменителю) определить степень и характер общественной опасности деяния. Во-вторых, позволяют отграничить преступное деяние от действий, не являю щихся таковыми, дать правильную квалификацию содеянному1. В-третьих, определение содержания объекта не только способствует уяснению смысла самой нормы, но также позволяет осуществлять ее научное и законодательное совершенствование, что, в свою очередь, предполагает дальнейшее совершенствование и оптимизацию всей системы Особенной части уголовного закона.

Родовой объект включает в себя группу взаимосвязанных между собой, однородных общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств. Традиционно родовым объектом преступлений против правосудия признаются общественные отношения по осуществлению государственной власти.

В литературе высказывается мнение (М.Н. Голоднюк) о том, что родовым объектом преступлений против правосудия являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование органов правосудия2. Но, как отмечает Л.В. Иногамова-Хегай, «с таким определением родового объекта трудно согласиться, так как в данном случае допускается смешение родового и видового объектов»3.

Что касается видового объекта, то его четко характеризует наименование главы 31 УК РФ «Преступления против правосудия» – это группа взаимосвязанных, близких по своему характеру, родственных общественных отношений, в которой закреплена его (объекта) обобщенная характеристика.

Несмотря на то, что преступления против правосудия не имеют широкого распространения и существенно не влияют на уровень преступности, в силу повышенной общественной опасности им придается особое значение. Кроме того, по мнению исследователей, статистические показатели последних лет свидетельствуют о количественном росте посягательств на интересы правосудия. В подтверждение приведем цифры: в 2011 г. количество лиц, осужденных по преступлениям, входящим в главу 31 УК РФ, составило 0,8% от общего числа осужденных лиц, в 2012 г. – 0,9%, в 2013 г. – 1,0%, в 2014 г. – 1,1%, в 2015 г. – 1,2%, в 2016 г. этот показатель увеличился до 1,4%2.

Идея выделения преступлений против правосудия в самостоятельную главу уголовного закона была реализована в УК РСФСР 1960 г., который объединил по признаку родового объекта нормы, предусматривавшие ответственность за деяния против интересов правосудия. Глава включала преступления против правосудия в его широком понимании (а не только как деятельность судов по разрешению уголовных и гражданских дел). Это позволило свести деятельность судов, органов прокуратуры, предварительного расследования, исполнения наказаний, организаций и отдельных лиц в сфере судопроизводства по уголовному делу к единому объекту уголовно-правовой охраны3. Эти нормы, видоизменяясь и совершенствуясь под воздействием времени, получили дальнейшее развитие в УК РФ.

Объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 3141 УК РФ

В уголовном праве под административной преюдицией традиционно понимается привлечение лица к уголовной ответственности, если оно в течение определенного времени после одного или более административных наказаний за административное правонарушение совершит такое же нарушение2.

Взгляды ученых на роль и место административной преюдиции в уголовном законодательстве неоднозначны. Некоторые авторы отмечают, что если в качестве признака основного состава преступления предусмотрена административная преюдиция, то структурным элементом единичного сложного преступления становится деяние, за которое лицо уже привлекалось к административной ответственности. Получается, что административное правонарушение получает двойную юридическую оценку и влечет повторную ответственность – вначале за него налагается административное наказание, а затем это же административное правонарушение учитывается в качестве обязательного структурного элемента преступления3. Институт административной преюдиции «размывает» границы между преступлением и административным правонарушением, между уголовным и административным правом4.

Но и у сторонников использования административной преюдиции в уголовном праве есть аргументы. Возможность существования указанного института в уголовном праве обусловлена общностью правовой природы уголовной и административной ответственности, в том числе их публичным и штрафным характером. Выделение права административных деликтов в самостоятельную отрасль законодательства прежде всего предопределено соображениями процессуальной экономии, а не особой правовой природой административных правонарушений, существенно отличающей их от преступлений. Европейский суд по правам человека неоднократно указывал, что российское административно-деликтное права имеет уголовно-правовой контекст и его главное отличие от уголовного права является не материальным, а процессуальным1.

При реализации этого института административное наказание будет являться правовым средством противодействия не только административным правонарушениям, но и преступлениям. Лицо, совершившее административное нарушение и подвергнутое за это административно-правовому наказанию, будет тем самым предупреждаться о возможности привлечения его к уголовной ответственности. Если же административное воздействие не сработало неоднократно, то дальнейшее применение административной ответственности нецелесообразно, необходимо привлечение к уголовной ответственности, которая обладает более значительным предупредительным потенциалом в отношении и преступлений, и смежных с ними административных правонарушений. Причем, как совершенно справедливо отмечают исследователи2, в случае наличия в УК РФ норм с административной преюди-цией последующее привлечение к уголовной ответственности будет побуждать к несовершению не только правонарушений, но и преступлений.

Что касается нормы, закрепляющей уголовную ответственность за нарушение требований административного надзора, то использование при ее конструировании административной преюдиции необходимо и обусловлено потребностями практики. Закрепление ответственности за неисполнение требований административного надзора невозможно без объединения средств как права административного, так и права уголовного. Более того, противодействие неисполнению требований административного надзора не может осуществляться в полном объеме без такой консолидации. По нашему убеждению, использование административной преюдиции в ст. 3141 УК РФ обоснованно и целесообразно. В настоящее время законодатель достаточно часто использует административную преюдицию при конструировании составов преступлений (ст. 151, 1541, 157, 180, 193, 2121, 2154, 3141 УК РФ).

Неоднократность по смыслу ч. 2 ст. 3141 УК РФ предполагает совершение лицом в течение одного года двух и более деяний, состоящих в нарушении установленных судом административных ограничений.

В примечании к ст. 3141 УК РФ указано, что под неоднократным несоблюдением ограничений понимается несоблюдение лицом конкретных ограничений при условии, что это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние. Необходимым условием в данном случае является наступление административной ответственности по ст. 19.24 КоАП РФ два раза в течение одного года. Иными словами, понятие неоднократности в рассматриваемом случае состоит из двух элементов: 1) несоблюдение поднадзорным лицом одного или нескольких установленных ограничений; 2) привлечение поднадзорного лица ранее (выделено нами. – А.А.) к административной ответственности и наказанию за деяние, предусмотренное ст. 19.24 КоАП РФ, не менее двух раз в течение одного года. Второй элемент касается того, что лицо считается привлеченным к административной ответственности, если в отношении него вынесено постановление об административном правонарушении, которое вступило в законную силу. При этом временной промежуток со дня вступления в силу постановления об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.24 КоАП РФ, до момента совершения третьего факта несоблюдения поднадзорным лицом одного или нескольких установленных ограничений, за которое лицо привлекается к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 3141 УК РФ, не может составлять более одного года.

Совершенствование законодательной регламентации уголовной ответственности за уклонение от административного надзора и неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений

В настоящее время одинаковые по своей природе и сходные по содержанию пенитенциарные и постпенитенциарные меры, состоящие в контроле (надзоре) за лицом, совершившим преступление, и подвергшимся за него наказанию, применяемые в целях осуществления специального профилактического воздействия на этих лиц, имеют разрозненную правовую регламентацию. Так, указанные правоограничения (совпадающие полностью или в части) одновременно составляют содержание: 1) ограничения свободы (ст. 53 УК РФ); 2) условного осуждения (ст. 73 УК РФ); 3) условно-досрочного освобождения (ст. 79 УК РФ); 4) принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 91 УК РФ); 5) административного надзора (ст. 4 и 11 Федерального закона об административном надзоре).

О целесообразности объединения всех мер воздействия, связанных с фактом совершения лицом преступления и наступлением у него судимости, указывалось еще в советский период. Например, С.И. Зельдов, анализируя правовой статус лиц, имеющих судимость, обоснованно предлагал систематизировать правоограничения в их отношении в едином законе2. Данное положение актуально и сегодня – на сложности, возникающие в связи с разрозненной правовой регламентацией рассматриваемых мер, обращается внимание и в современной юридической литературе3. Учитывая тот факт, что пра вовым основанием применения ограничений является судимость лица, абсолютно оправданным представляется вывод о необходимости правового регулирования данного вопроса в рамках уголовного законодательства.

Административный надзор, который имеет четко выраженный превентивный характер, обусловлен совершением лицом преступления, отбытием наказания за него, обстоятельствами, связанными с его отбытием и совершенным преступлением. Исходя из сущности и содержания уголовно-правового элемента административного (превентивного) надзора, представляется оправданные помещение отдельных нормативных положений в Общую часть Уголовного кодекса Российской Федерации. В связи с этим предлагается дополнить ст. 86 УК РФ «Судимость» частью 1.1 следующего содержания: «При освобождении лица из мест лишения свободы в течение срока судимости ему может быть установлен превентивный надзор в случаях и порядке, которые предусмотрены федеральным законом».

Как показывает судебная практика, достаточно часто в период осуществления данной меры воздействия поднадзорные лица совершают другие преступления. Так, из 948 человек, осужденных по ст. 3141 УК РФ в 2013 г., 212 человек (22,4%) были осуждены и за другие преступления, совершенные ими в период административного надзора, в 2014 г. их число составило соответственно 1554 человека и 312 человек (20,1%), в 2015 г. – 3131 человек и 539 человек (17,2%), в 2016 г. из 5147 человек, осужденных по ст. 3141 УК РФ, 916 человек (17,8%) в период нахождения под административным надзором совершили другие преступления1. То есть в среднем каждое пятое поднадзорное лицо в период действия в отношении него административного надзора, наряду с нарушением требований этого надзора, совершает другие общественно опасные деяния. Это свидетельствует о том, что принятые превентивные меры в отношении указанных лиц не оказали на них должного влияния. Как справедливо отмечал А.И. Марцев, «само по себе воспитательное воздействие в «чистом виде», не подкрепленное карой (карательным воздействием), не может принести в современных условиях желательного результата в предупреждении преступлений. К тому же нужно и в каре видеть элементы воспитания. Карательное воздействие осуществляется не ради причинения тягот и лишений, оно выступает для определенных правонарушителей мощным средством воспитания, иногда более сильным, чем воспитательное воздействие в «чистом виде»1. В связи с этим в целях дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания в зависимости от вида (позитивного либо негативного) постпенитенциарного поведения лица, совершившего преступление, целесообразно усилить уголовную ответственность для лиц, в отношении которых принятые превентивные меры не оказали должного влияния и которые продолжили преступную деятельность. Такая ситуация, по нашему мнению, полностью соответствует современным принципам уголовного права.

Для этого предлагаем ст. 63 УК РФ «Обстоятельства, отягчающие наказание» дополнить пунктом «с» следующего содержания: «совершение преступления при нахождении под превентивным надзором».

При этом необходимо отметить, что деяние, предусмотренное ст. 3141 УК РФ, к таким преступлениям не относится. В случае квалификации деяния по ст. 3141 УК РФ факт нахождения лица под административным надзором в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, учитываться не может.

Как указывалось нами ранее, социальным предназначением института административного надзора является специальная превенция. Административный надзор как средство обеспечения уголовно-правового воздействия на лиц, освободившихся из мест лишения свободы, реализует превентивную функцию уголовного права в отношении «криминологически неблагополуч ных» лиц, которые после совершения преступления и отбытия наказания за него имеют негативную социальную направленность.

Исходя из социального предназначения административного надзора (специальной превенции) этот вид постпенитенциарного контроля по своему смыслу и внутреннему содержанию является превентивным надзором, в связи с чем целесообразно изменение его названия. Под превентивным надзором предлагаем понимать основанное на судимости и назначаемое судом в соответствии с федеральным законом наблюдение за выполнением лицами, освобожденными из мест лишения свободы, временных ограничений их прав и свобод, с целью предупреждения с их стороны преступлений и оказания на них профилактического воздействия.

С учетом проведенного исследования, выводов, сформулированных по результатам работы, исторической и правовой обусловленности рассматриваемого института, зарубежной практики профилактической деятельности предлагаем следующую редакцию нормы, устанавливающей уголовную ответственность за нарушение правил и несоблюдение ограничений установленного постпенитенциарного надзора. «Статья 3141. Нарушение требований превентивного надзора 1. Уклонение от превентивного надзора, выразившееся в неприбытии без уважительных причин поднадзорного лица в течение десяти суток к из бранному им месту жительства или пребывания после освобождения из мест лишения свободы, а равно самовольном оставлении поднадзорным ли цом места жительства, пребывания или фактического нахождения на этот же срок, – наказываются … . 2. Неоднократное несоблюдение лицом, в отношении которого уста новлен превентивный надзор, превентивных ограничения или ограничений, сопряженное с совершением данным лицом административного правонару шения из перечня, указанного в примечании 2 к настоящей статье, – наказывается … .

Еще по теме:

  • Экзамен гибдд 2018 решать билеты пдд онлайн де Экзамен гибдд 2018 решать билеты пдд онлайн де Двойное нажатие кнопок 1 2 3 4 5 на клавиатуре. Пробел - пропуск вопроса. Только в режиме экзамена. Знаки 6.4 «Парковка (парковочное место)» […]
  • Воинская часть 30616 сертолово Воинская часть 71717 Сертолово 2 в/ч 71717 гвардейский учебный центр подготовки младших специалистов мотострелковых войск который расположен в г. Сертолово и Гарболово. Ранее воинская […]
  • Белая церковь гаражные кооперативы Паркинг, гаражи в Белой Церкви Продам капітальний гараж в кооперативі "Лада" масив Леваневського Продаю гараж ГК "Лада" ул.Леваневского капитальный-кирпичный , размер 6х4м, електричество […]
  • Приговор суда по ч4 ст 159 ук рф Поиск по тегу «мошенничество» Балтачевским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Башкортостан по материалам, […]
  • Страхование по каско в рассрочку Рассрочка по КАСКО. Всегда ли это выгодно? КАСКО – один из самых дорогостоящих видов добровольного страхования. И чтобы сделать его более доступным и привлекательным для клиента, правила […]
  • 101 коап рф Постановление Приморского краевого суда от 14 января 2016 г. по делу N 4А-101/2016 Постановление Приморского краевого суда от 14 января 2016 г. по делу N 4А-101/2016 Заместитель […]
  • 81 коап комментарий Статья 23.81. Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере здравоохранения СТ 23.81 КоАП РФ 1. Федеральный орган исполнительной власти, […]
  • Исполнение доходной части бюджета за 2018 год Заключение на отчет об исполнении бюджета за 1 полугодие 2018 года Заключение на отчет об исполнении бюджета за 1 полугодие 2018 года Контрольно-счетной палатой в соответствии с […]