Права обязанности эксперта бухгалтера

Права обязанности эксперта бухгалтера

Незаинтересованность эксперта-бухгалтера в исхо­де дела гарантируется соблюдением процессуальных норм о его отводе. В соответствии со ст. 67 УПК экс­перт-бухгалтер должен заявить самоотвод и ему может быть заявлен отвод в случаях: 1) если он участвовал в данном деле в ином качестве; 2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от обви -няемого, потерпевшего, гражданского истца или граж­данского ответчика; 3) если он ранее производил реви­зию по данному делу; 4) если обнаружится его неком­петентность. Аналогичные основания содержат ст. 17 АПК и ст. 20 ГПК.

Права, предоставляемые эксперту-бухгалтеру, обес­печивают исполнение им обязанностей, возложенных процессуальным законом.

Наряду с другими участниками процесса эксперт-бухгалтер имеет право давать заключение и ответы на допросах, делать заявления, обращаться с ходатайства­ми на родном языке, если он не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, а также пользовать­ся услугами переводчика.

Согласно ст.ст. 218 и 220 УПК эксперт, как и дру­гие участники процесса, вправе обжаловать действия лица, производящего дознание, следователя, прокуро­ра, если эти действия нарушают права эксперта.

Процессуальный закон предоставляет эксперту-бухгалтеру еще целый ряд специальных прав. Согласно ст. ст. 82″ 288 УПК, ст. 76 ГПК, ст. 45 АПК, а также п. 8 Инструкции о производстве судебно-бухгалтер­ской экспертизы эксперт имеет право: знакомиться с материалами соответственно уголовного или граждан­ского дела, относящимися к предмету экспертизы (имеются в виду не только документы и учетные реги­стры); заявлять ходатайства о представлении ему до-

полнительных материалов, необходимых для дачи за­ключения; присутствовать с разрешения лица, произ­водящего дознание, следователя, прокурора или суда при производстве допросов и других следственных и судебных действий и задавать допрашиваемому вопро­сы, относящиеся к предмету экспертизы.

В соответствии со ст. ст. 191, 288 УПК, ст. 77 ГПК, ст. 68 АПК эксперт вправе указывать в заключении на установленные им при производстве экспертизы обсто­ятельства, имеющие значение для дела, по поводу ко­торых ему не были поставлены вопросы.

В тех случаях, когда проведение экспертизы пору­чается нескольким экспертам, они вправе совещаться между собой. Если эксперты придут к общему выводу, они дают одно общее заключение. Эксперты, не со­гласные с другими экспертами, составляют отдельное заключение (ст. 67 АПК, ст. 75 ГПК, ст. 80 УПК).

Эксперт-бухгалтер согласно ст. 106 УПК, ст. 94 АПК, ст. 89 ГПК имеет право на вознаграждение за выполнение своих обязанностей, кроме тех, которые выполняются им в порядке служебного задания, и на возмещение расходов по явке в соответствии с действу­ющим законодательством.

Наряду с правами процессуальное законодательст­во предусматривает и обязанности эксперта-бухгал­тера.

Эксперт-бухгалтер несет уголовную ответствен­ность за дачу заведомо ложного заключения (по ст. 307 УК), за разглашение данных предварительного рассле­дования без согласия прокурора и следователя (ст. 310 УК).

Эксперт-бухгалтер, состоящий в штате или на учете в экспертном учреждении, несет административную ответственность за невыполнение положений, ин­струкций и приказов, регламентирующих работу экс­перта-бухгалтера.

В Инструкции о производстве судебно-бухгалтер-ских экспертиз содержится перечень действий, кото­рые не может производить эксперт-бухгалтер. В част­ности, он не вправе:

1) исследовать материалы, не указанные в поста­новлении или определении о назначении экспертизы;

2) собирать и изымать новые, необходимые для дачи заключения материалы;

3) производить ревизию и участвовать в инвентари­зации по обстоятельствам данного уголовного или гражданского дела;

4) проводить экспертизу, связанную с документа­цией и отчетностью предприятий, учерждений, органи­заций, в которых он состоит на службе, либо подведом­ственных им, а также тех учреждений и организаций, в которых он ранее работал;

5) рассматривать в заключении вопросы юридичес­кой квалификации преступлений, доказанности или недоказанности виновности обвиняемых (подсуди­мых), наличия или отсутствия умысла или неосторож­ности, возмещения ущерба, ответственности за ущерб должностных и иных лиц, удовлетворения исковых требований и другие вопросы, разрешение которых входит в компетенцию органов предварительного след­ствия и суда;

6) вести переговоры с обвиняемыми (подсудимы­ми, потерпевшими и свидетелями) по обстоятельствам дела;

7) привлекать других лиц к участию в проведении порученной ему экспертизы.

Эксперт судебно-бухгалтерской экспертизы, его процессуальный статус и компетенция

цессуальным законодательством (ст. 79 ГПК, 55 АПК, 57 УПК, 25.9 КоАП) для производства судебно-бухгалтерской экспертизы и дачи заключения.

Государственным судебным экспертом, производящим судебно­бухгалтерскую экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей, может быть только аттестованный сотрудник государст­венного судебно-экспертного учреждения, а именно судебно-экспертных учреждений Минюста России; экспертно-криминалистических подразде­лений МВД России; экспертных подразделений ФСБ России и других государственных судебно-экспертных учреждений, создаваемых в порядке, определенном Законом о государственной судебно-экспертной деятельности, федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов Федерации (ст. 12 За­кона о государственной судебно-экспертной деятельности).

Помимо государственных судебных экспертов, судебно­бухгалтерские экспертизы согласно ст. 41 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности, процессуальным кодексам и Ко­АП могут производить и иные лица, обладающие специальными знаниями и вызванные для дачи заключения. Такими судебными экспертами могут быть:

• пенсионеры, в прошлом сотрудники государственных эксперт­ных учреждений;

• частные эксперты-профессионалы, у которых эта деятельность является основной;

• эксперты — сотрудники негосударственных судебно-экспертных организаций;

• сотрудники неэкспертных организаций, являющиеся специали­стами в необходимой области знания, например аудиторы1.

К эксперту-бухгалтеру предъявляются серьезные требования, ко­торые практически аналогичны во всех кодифицированных законах и в Законе о государственной судебно-экспертной деятельности.

1 Согласно ст. 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ на осуществление юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем судебно-экспертной деятельно­сти лицензия не требуется.

Обязанности и ответственность судебного эксперта Согласно ст. 85 ГПК судебный эксперт-бухгалтер обязан:

• принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов;

• дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экс­пертизу,

• явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседа­нии и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследо­ванием и данным им заключением.

, В случае если поставленные вопросы выходят за пределы спе­циальных знаний эксперта либо материалы и документы непригод­ны или недостаточны для проведения исследований и дачи заклю­чения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение. Та же позиция законодателя отражена в ст. 16 За­кона о государственной судебно-экспертной деятельности.

Кроме этих условий Невозможности для эксперта дать заключе­ние, существует еще одно: эксперту отказано в получении дополни­тельных материалов, а современный уровень развития науки не по­зволяет ответить на поставленные вопросы (ст. 16 о государствен­ной судебно-экспертной деятельности).

В соответствии со От. 55 АПК и ст. 25.9 КоАП эксперт обязан явиться по вызову суда судьи, органа, должностного лица, в произ­водстве которых находится дело об административном правонару­шении, и дать объективное заключение по поставленным вопросам. Однако отказ от производства экспертизы относится к правам, но не к обязанностям эксперта. Правда, такое право предоставляется эксперту опять-таки в случае, если ответы. на заданные вопросы выходят за пределы его специальных знаний, а также если пред­ставленные материалы недостаточны для дачи заключения.

В УПК отсутствует упоминание об обязанностях судебного экс­перта. В ст. 57 отмечается, что эксперт делать вправе (ч. 3), а что не вправе (ч. 4). Согласно ч. 6 ст. 25.9 КоАП за отказ или уклонение от исполнения этих обязанностей экспорт несет административную ответственность. Норма, предусматривающая административную ответственность, в КоАП отсутствует.

Согласно процессуальному законодательству судебный эксперт не несет ответственности за отказ от дачи заключения, но в ч. 1 ст. 85 ГПК, ч. 4 ст. 55 АПК, п. 6 ч. 3 ст. 57 и ч. 5 ст. 199 УПК, ч. 4 ст. .25.9 КоАП и ч. 3 ст. 16 Закона о государственной судебно­экспертной деятельности дан исчерпывающий перечень случаев, когда эксперт вправе отказаться от производства экспертизы, а именно, если поставленные вопросы выходят за пределы его специ­альных знаний, а также в случаях, если Представленных ему мате­риалов недостаточно для дачи заключения.

Об обязанности эксперта направить в суд мотивированное со­общение в письменной форме о невозможности дать заключение упоминается только в ч. 1 ст. 85 ГПК и ч. 3 ст. 16 Закона о государ­ственной судебно-экспертной деятельности. Безусловно, если экс­пертиза производится вне экспертного учреждения, эксперт должен сам сообщить о невозможности ее проведения. Вероятно, учитывая это обстоятельство, законодатель в УПК не упоминает об обязанно­сти эксперта письменно сообщать органу или лицу, назначившему экспертизу, о невозможности ее производства.

В экспертном учреждении письменное сообщение о невозмож­ности дать заключение должно быть направлено экспертом руково­дителю этого учреждения. Он, в свою очередь, поручает производ­ство экспертизы другому эксперту, привлекает сторонних специа­листов или уведомляет орган или лицо, назначившее судебную экс­пертизу, о невозможности ее производства.

Обязанностью судебного эксперта-бухгалтера согласно ч. 4 За­кона о государственной судебно-экспертной деятельности является не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с про­изводством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведе­ния, составляющие государственную, коммерческую или иную ох­раняемую законом тайну. Аналогичный запрет содержится в нормах в ч. 2 ст. 85 ГПК.

Наиболее четко этот вопрос урегулирован в УПК, где указывает­ся, что Эксперт не вправе разглашать данные предварительного рас­следования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден (п. 5 ч. 4 ст. 57, ст. 161). За разглашение этих сведений он может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК

За незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, судебный эксперт может быть привлечен к уголовной ответственности согласно ч. 2 ст. 183 УК.

Нормами ст. 79 ГПК 55 АПК, 57 УПК предусмотрена уголов­ная ответственность по ст. 307 УК или административная ответст­венность (ст. 25.9, 17.9 КоАП) эксперта за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

В советском уголовно-процессуальном законодательстве тради­ционно присутствовала норма, предписывающая при назначении каждой экспертизы предупреждать эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения и отбирать об этом подписку. В новом процессуальном законодательстве эта норма несколько видо­изменена, хотя, по сути, сохранилась. Если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, законодатель обязывает руководителя этого учреждения предупредить эксперта об уголов­ной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и ото­брать у него об этом подписку.

Если же экспертиза назначается конкретному эксперту, то его об ответственности предупреждает субъект, назначивший эксперти­зу (ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 4 ст, 82 АПК, ч. 3 ст. 25.9 КоАП, ст. 14 Зако­на о государственной судебно-экспертной деятельности). Исключе­ние составляет ч. 2 ст. 199 УПК, где указывается, что после получе­ния от следователя постановления о назначении судебной экспер­тизы и материалов, необходимых для ее производства, руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государст­венного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК. Но это не означает, что государственный судебный эксперт не дает в каждом заключении подписки, что он предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Напротив, в п. 5 ч. 1 ст. 204 отмечается, что эта ппдйиска является обязательным атрибутом экспертной заключения.

Лицо, выступающее в роли эксперта-бухгалтера, обязано сооб­щить субъекту, назначившему экспертизу, об обстоятельствах, ис­ключающих возможность его участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств.

Судебный эксперт подлежит отводу:

• если он хотя бы косвенно заинтересован в исходе дела;

• является родственником сторон, других лиц, участвующих в де­ле, или представителей;

• находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей;

• имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК, ст. 23 АПК, ст. 70 УПК, ст. 25.12 КоАП).

Согласно ГПК и УПК предыдущее участие эксперта в деле в качестве специалиста не является основанием его отвода.

Основанием для отвода эксперта в арбитражном процессе явля­ется проведение им ревизии или проверки, материалы которых ста­ли поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (ч. 1 ст. 23 АПК). Фактически ревизия или проверка — это предварительное исследование, произведенное спе­циалистом, хотя процессуальная фигура специалиста в арбитраж­ном процессе отсутствует.

В производстве по делам об административных правонарушени­ях, если лицо участвовало в деле в качестве специалиста, оно не может в дальнейшем быть экспертом по данному делу.

Участие эксперта при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве эксперта не является основанием для его отвода. Однако УПК предусматривает возможность отвода эксперта и если обнару­жится его некомпетентность (п. 3 ч. 2 ст. 70).

Компетенция эксперта (от лат. сотрем — добиваюсь; соответст­вую, подхожу) может рассматриваться в двух аспектах. Это, во- первых, круг полномочий, права и обязанности эксперта, которые определены процессуальными кодексами и КоАП, во-вторых, ком­плекс знаний в области теории, методики и практики судебной экспертизы определенного рода, вида.

Различают объективную компетенцию, т.е. объем знаний, кото­рыми должен владеть эксперт, и субъективную — степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями. Субъективную компе­тенцию часто называют компетентностью эксперта. Она определяет­ся его образовательным уровнем, специальной экспертной подготов­кой, стажем экспертной работы, опытом в решении аналогичных экспертных задач, индивидуальными способностями. Согласно ст. 16 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности компе­тентность государственного судебного эксперта проверяется и удо­стоверяется экспертно-квалификационными комиссиями.

В других кодифицированных законах пункт об отводе эксперта в случае, когда обнаружится его некомпетентность, отсутствует.

Судебный эксперт-бухгалтер не вправе без ведома следователя и суда вступать в личные контакты с участниками процесса по вопро­сам, связанным с производством судебной экспертизы, самостоя­тельно собирать материалы для экспертного исследования.

Чтобы не возникло сомнений в беспристрастности и объективно­сти судебного эксперта, его личные контакты эксперта с потерпев­шим, подозреваемым, обвиняемым, сторонами и другими участниками процесса должны ограничиваться строгими процессуальными рамка­ми. Так, согласно п. 3 ч. 3 ст. 57 УПК эксперт может принимать уча­стие в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы. Более тош, без ведома следователя и суда эксперт не вправе вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы (п. 1 ч. 4 ст. 57). В гражданском и арбитражном процессе эксперт контактирует со сторонами и их представителями, только уча­ствуя в заседаниях суда, задавая вопросы, относящиеся к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК).

Аналогичная норма имеется и в КоАП: с разрешения судьи, должностного лица, лица, председательствующего в заседании кол- летального органа, в производстве которых находится дело об ад­министративном правонарушении, эксперт может задавать вопро­сы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении кото­рого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям (п. 2 ч. 5 ст. 25.9). Если эксперт путем контактов с лицами, прохо­дящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств.

Самостоятельным сбором материалов для экспертизы является и анализ экспертом-бухгалтером всех материалов дела. Эксперт вправе знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы. Но эти материалы должны быть отобраны следовате­лем, судом, органом, рассматривающим дело об административном правонарушении. В случае, когда представленных материалов недос­таточно, эксперт имеет право запросить недостающие.

Право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом экспертизы. Эксперт не имеет права подменять субъек­тов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать, на­пример айадизировать свидетельские показания, иначе могут воз­никнуть сомнения в объективности и обоснованности заключения. К сожалению, на практике это происходит достаточно часто.

Независимость судебного эксперта. При производстве судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в ис­ходе дела, т.е. фактически важнейшей стороной независимости эксперта является его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком Назначения и производства судебной экс­пертизы (ст, 7 Закона о государственной судебно-экспертной дея­тельности). Независимость судебного эксперта обеспечивается так­же возможностью его отвода. Независимо от того, является ли су­дебный эксперт государственным экспертом, сотрудником негосу­дарственной экспертной организации или частным экспертом, он дает заключение от своего имени и несет за данное им заключение личную ответственность.

Судебный эксперт независим в выборе методов, средств и мето­дик экспертного исследования, необходимых, с его точки зрения, для изучения данных конкретных объектов экспертизы. Руководи­тель экспертного учреждения может рекомендовать эксперту вос­пользоваться тем или иным методом, средством, применить ту или иную методику, однако право выбора остается за экспертом.

Воздействие на эксперта со стороны лиц, участвующих в деле, и иных лиц не допускается. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат уголовной ответственности (ст. 302 УК).

На самостоятельность суждений эксперта, на независимость су­дебной экспертизы влияют многие факторы, и одних процессуаль­ных требований явно недостаточно. Государственные судебно­экспертные учреждения зачастую подчиняются тем же органам ис­полнительной власти, что и следственные аппараты, органы дозна­ния, например в МВД России, ФСБ России. Такая ситуация, безус­ловно, отрицательно влияет на независимость как судебного экс­перта, так и экспертного учреждения. В жизни существует множе­ство способов оказания давления на эксперта или руководителя су­дебно-экспертного учреждения. Руководитель экспертного учреж­дения может, например, по указанию кого-то из вышестоящих на­чальников передать производство экспертизы другому эксперту, ес­ли вывод, сделанный первоначально назначенным экспертом, кого- то не устраивает. Первый эксперт может теоретически выступить со своим особым мнением.

Государственные экспертные учреждения должны быть выведе­ны из ведомственного подчинения, а также создана государствен­ная судебно-экспертная служба, не связанная с органами дознания и предварительного расследования. Строго говоря, такая службы давно существует — это судебно-экспертные учреждения Минюста России.

Реальная независимость негосударственных судебно-экспертных учреждений, частных экспертов, несмотря на то, что многие из них именуют себя независимыми, далеко не всегда имеет место. В некото­рых случаях экспертный вывод может зависеть от суммы гонорара за проведенное исследование. Представляется, что некорректно называть судебные экспертизы, производимые в негосударственных экспертных организациях, независимыми, а частных экспертов — независимыми экспертами, поскольку отсюда следует, что в государственных экс­пертных учреждениях выполняют «зависимые» экспертизы.

Главное — не обеспечение полной независимости эксперта, ко­торая, как и любая абстракция, в условиях реального социума не­

достижима, хотя к ней, конечно, надо стремиться, а возможность проведения альтернативных судебных экспертиз, конкуренция го­сударственных и негосударственных экспертных учреждений.

Независимость судебного эксперта обусловливается, кроме того, одинаковым уровнем требований к профессиональной подготовке государственных и негосударственных экспертов. В ст. 13 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности устанавливается порядок определения уровня профессиональной подготовки экс­пертов и аттестация их на право самостоятельного производства су­дебной экспертизы. С этой целью в некоторых федеральных орга­нах исполнительной власти созданы и функционируют экспертно­квалификационные комиссии. Причем через каждые пять лет экс­перт должен подтверждать уровень своего профессионализма в этих комиссиях. К сожалению, пока комиссии производят аттестацию и выдают квалификационные свидетельства только государственным судебным экспертам.

Реальная независимость эксперта возможна только при условии единых квалификационных требований к государственным судеб­ным экспертам всех служб, судебным экспертам негосударственных экспертные организаций и частным экспертам. Это возможно при законодательном закреплении условий осуществления негосударст­венной судебно-экспертной деятельности, предусматривающем соз­дание независимых экспертно-квалификационных комиссий, еди­ных для государственных и негосударственных судебных экспертов.

Права судебного эксперта. Согласно ст. 17 Закона о государст­венной судебно-экспертной деятельности эксперт-бухгалтер вправе:

• ходатайствовать перед руководителем соответствующего госу­дарственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если ЭТО необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

• делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного ис­толкования участниками процесса его заключения или показаний;

• обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нару­шают права эксперта.

Необходимость в предоставлении эксперту права ходатайство­вать перед руководителем экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов обусловлена следующими факторами:

• при производстве многообъектной экспертизы число однородных объектов исследования может быть столь велико, что экспертное исследование невозможно выполнить в установленный срок;

• до начала экспертизы или в ходе ее производства выясняется, что необходимо применил, методы, которыми эксперт не владеет, или использовать приборы и оборудование, отсутствующее в экспертном учреждении, т.е. речь вдет о комплексном исследовании;

• в ходе исследования или до его начала эксперт понимает, что часть вопросов может быть решена только при производстве комплексной экспертизы;

• эксперт решает воспользоваться правом расширить перечень вопросов, имеющих значение для доказывания (такое право предоставлено соответствующими процессуальными кодексами), на которые могут быть даны ответы, но при этом ему может понадобиться помощь других экспертов.

Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к вы­полнению судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК и п. 2 ч. 3 сг. 57 УПК, указывающих, что эксперт имеет пра­во ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Но в АПК и КоАП такая норма отсутствует.

В случаях когда эксперт не считает себя компетентным разрешать вопросы экспертизы, он должен не ходатайствовать о привлечении дополнительно других экспертов, а отказаться от ее производства.

Свои возражения эксперт может изложить в процессе его до­проса следователем и судом (ст. 205, 282 УПК). Согласно п. 6 ст. 166 эксперт имеет право делать подлежащие внесению в прото­кол следственного действия замечания о его дополнении и уточне­нии. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протоко­ла должны быть оговорены и удостоверены его подписью.

Статья 16 Закона о государственной судебно-экспертной дея­тельности ограничивает права государственного судебного эксперта, запрещая ему Принимать поручения о производстве судебной экс­пертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за ис­ключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения. Отсюда следует, что суд, следователь, дознаватель, должностное лицо Или орган, рассматривающие дело об админист­ративном правонарушении, могут при назначении экспертизы вы­брать по своему усмотрению не эксперта, а только государственное экспертное учреждение.

Однако такое ограничение неправомерно и противоречит нор­мам процессуальных кодексов и КоАП. Это может привести к на­рушению прав подозреваемого и обвиняемого, поскольку, согласно п. 3 ч. 1 ст. 198 УПК при назначении и производстве судебной экс­пертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе хода­тайствовать о привлечении вскачестве экспертов указанных ими лиц. Если постановление не может быть вынесено в адрес конкрет­ного лица, решение об удовлетворении ходатайства подозреваемого или обвиняемого фактически принимает руководитель экспертного учреждения, не наделенный законодателем такими полномочиями.

Аналогичные нарушения закона могут возникнуть и при назна­чении судебных экспертиз по делам об административных правона­рушениях. Как следует из нормы ст. 25.9 КоАП, в качестве экспер­та может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе де­ла совершеннолетнее лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, достаточными для прове­дения экспертизы и дачи экспертного заключения. Причем соглас­но ч. 4 ст. 26.4 лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевший имеют право просить о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц. Аналогичные права предоставлены лицам, участвующим в деле, как в гражданском (ч. 2 ст. 79 ГПК), так и в арбитражном (ч. 3 ст. 82 АПК) процессе.

В соответствии со ст. 55 Конституции РФ в России не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Эти права и свободы могут быть ограниче­ны федеральным законом только в той мере, в какой это необходи­мо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, црав и законных интересов других лиц, обеспечения обо­роны страны и безопасности государства. В данном случае норма закона ограничивает права граждан без соответствующих основа­ний, поскольку не понятно, с чем связан фактический запрет для суда, следователя, дознавателя, органа, рассматривающего дело об административном правонарушении, обратиться с постановлением или определением о назначении судебной экспертизы непосредст­венно к государственному судебному эксперту.

Еще одно ограничение прав государственного эксперта связано с лишением его возможности осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта, хотя процес­суальные кодексы и КоАП не содержат подобных оснований для отвода эксперта. Это ограничение фактически означает для госу­дарственного эксперта невозможность работы по совместительству, хотя согласно ст. 98 ТК работник имеет право заключить трудовой договор с другим работодателем для работы на условиях внешнего совместительства. Ограничением опять-таки является только феде­ральный закон.

Как известно, любые запреты затрудняют развитие соответст­вующей отрасли знаний. Обеспеченность сферы судопроизводства квалифицированными экспертными кадрами в России явно недос­таточна. Наиболее благополучно дело обстоит с экспертами так на­зываемых традиционных криминалистических экспертиз, которые ранее и составляли основной контингент сотрудников государст­венных экспертных учреждений. В последние годы ситуация резко изменилась, все чаще назначаются судебные экспертизы других ро­дов и видов, особенно при производстве по гражданским делам. Однако большинство государственных экспертных учреждений, имея ведомственную принадлежность, в своей деятельности сохра­няют ведомственную направленность.

В то же время число экспертов, например судебно-бухгалтерских и финансово-экономических экспертиз, невелико, что негативно влияет на возможность их состязательности в суде, создает проблемы при назначении комиссионных, комплексных и повторных экспер­тиз. Причем, как показывает практика, этот запрет направлен имен­но против наиболее уважаемых и опытных экспертов, которых обыч­но приглашают лично, а не как сотрудников экспертного учрежде­ния. Не имея возможности заниматься судебно-экспертной деятель­ностью в свободное от основной работы время, наиболее опытные кадры уходят из государственных экспертных учреждений, где к тому же заработная плата весьма невелика.

Анализ показывает, что данная норма, введение которой осуще­ствлялось, видимо, с благой целью — закрепить экспертные кадры, способствовать сосредоточению их усилий исключительно на вы­полнении экспертиз, назначаемых в государственное экспертное учреждение, — привела к обратному результату, а именно к оттоку наиболее квалифицированных экспертов из государственных экс­пертных учреждений, снижению качества судебных экспертиз.

В нормах ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК, ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 5 ст. 25.9 КоАП содержится указание на право эксперта знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету судебной эксперти­зы, и при определенных условиях отказаться от производства экс­пертизы. Помимо этого, судебный эксперт имеет право:

• ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных мате­риалов, необходимых для дачи заключения;

• участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора, должностного лица, лица, председательствующего в заседании коллегиального органа, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, и суда в процессуаль­ных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету су­дебной экспертизы;

• давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении (опреде­лении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отно­шение к предмету экспертного исследования;

• приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознава­теля, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права. Подготовка судебных жспертов-бухгалтеров и повышение их ква­лификации: Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к судебному эксперту, сформулированы в ст. 13 Закона

о государственной судебно-экспертной деятельности. Должность экс­перта в государственных судебно-экспертных учреждениях может за­нимать гражданин России, имеющий высшее профессиональное об­разование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполни­тельной власти. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может также занимать гражданин России, имеющий среднее специальное экспертное образование. Представляется, что квалифи­кационные требования к негосударственным экспертам относительно их образования и подготовки, должны быть такими же.

В течение многих лет судебных экспертов-бухгалтеров готовили путем переподготовки лиц, имеющих экономическое или бухгалтер­ское образование. В результате переподготовки они получали так называемый допуск — квалификационное свидетельство на право производства судебно-бухгалтерских экспертиз.

Для самостоятельной подготовки вновь принятых сотрудников, не имеющих права производства экспертиз, составлялся индивиду­альный пдац, который утверждался руководителем судебно- экспертногЬ учреждения в соответствии с программой подготовки экспертов этого ведомства. За стажером, не имеющим экспертной подготовки, закреплялся эксперт-наставник из числа наиболее опытных работников. Наставник должен был оказывать вновь по­ступившему сотруднику методическую помощь в освоении теорети­ческого курса и приобретении практических навыков работы с при­борами и оборудованием, контролировать выполнение индивиду­ального плана подготовки, привлекать обучающегося к производст­ву экспертиз и исследований, участию в следственных действиях в качестве специалиста. Заключение эксперта подписывалось настав­ником и обучающимся экспертом-стажером.

Безусловно, качество подготовки судебных экспертов путем ин­дивидуальных и групповых стажировок и краткосрочных курсов не может сравниться с систематическим образованием, получаемым в высшем образовательном учреждении. Сомнения вызывает качество подготовки экспертов со средним специальным образованием. Практика показывает, что уровень экспертных заключений таких экспертов весьма невысок, они содержат много ошибок.

В настоящее время ситуация резко изменилась. Завершилась давняя дискуссия о необходимости профильной подготовки судеб­ных экспертов только с высшим образованием. В государственном реестре появилась новая специальность для специалистов с высшим образованием — судебная экспертиза. С 2000 г. действует Государ­ственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности 350600 «Судебная экспертиза». Вы­пускникам высших образовательных учреждений по этой специаль­ности с 2003 г. присваивается квалификация «судебный эксперт».

Единство интегрированной природы всех видов судебных экспер­тиз и представления об общеэкспертных методах исследования веще­ственных доказательств позволило создать предпосылки для выра­ботки единого подхода к подготовке судебных экспертов разных спе­циализаций в рамках вузовского образования. С этой целью разрабо­тан новый Государственный образовательный стандарт, предусматри­вающий унифицированный подход к изучаемым общепрофессио­нальным дисциплинам, дифференцированное определение дисцип­лин специализации в зависимости от родов судебных экспертиз.

Практическая реализация этой концепции подготовки судебных экспертов-экономистов реализована в Институте судебных экспер­тиз Московской государственной юридической академии, где дает­ся как первоначальное, так и второе экспертное образование. Од­нако потребность в судебных экспертах-экономистах столь высока, что еще долгое время будет осуществляться обучение экспертов пу­тем переподготовки иных специалистов.

Высшее судебно-экспертное образование — условие необходи­мое, но не достаточное для подтверждения экспертной квалифика­ции. Согласно ч. 2 ст. 13 Закона о государственной судебно- экспертной деятельности для государственных судебных экспертов определение уровня профессиональной подготовки и аттестация на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуще­ствляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Причем уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру этими комиссиями каждые пять лет.

Права и обязанности эксперта-бухгалтера

Судебный эксперт-бухгалтер — это лицо, обладающее специ­альными знаниями и назначенное в порядке, установленном процессуальным законодательством (ст. 79 ГПК, 55 АПК, 57 УПК, 25.9 КоАП) для производства судебно-бухгалтерской экспертизы и дачи заключения. Таким образом, закон не требует, чтобы судебно-бухгалтерская экспертиза в обязательном порядке выполнялась со­трудниками государственных экспертных учреждений. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходи­мыми для дачи заключения знаниями. Судебно-бухгалтерские экс­пертизы производятся экспертами государственных и негосударст­венных экспертных учреждений, сотрудниками неэкспертных орга­низаций, частными экспертами либо иными специалистами.

Обязанности и ответственность судебного эксперта. Согласно ст. 85 ГПК судебный эксперт-бухгалтер обязан:

· принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов;

· дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экс­пертизу;

· явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседа­нии и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследо­ванием и данным им заключением.

В случае если поставленные вопросы выходят за пределы спе­циальных знаний эксперта либо материалы и документы непригод­ны или недостаточны для проведения исследований и дачи заклю­чения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу, мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение. Та же позиция законодателя отражена в ст. 16 За­кона о государственной судебно-экспертной деятельности.

Кроме этих условий невозможности для эксперта дать заключе­ние, существует еще одно: эксперту отказано в получении дополни­тельных материалов, а современный уровень развития науки не по­зволяет ответить на поставленные вопросы (ст. 16 о государствен­ной судебно-экспертной деятельности).

В соответствии со ст. 55 АПК и ст. 25.9 КоАП эксперт обязан явиться по вызову суда судьи, органа, должностного лица, в произ­водстве которых находится дело об административном правонару­шении, и дать объективное заключение по поставленным вопросам. Однако отказ от производства экспертизы относится к правам, но не к обязанностям эксперта. Правда, такое право предоставляется эксперту опять-таки в случае, если ответы на заданные вопросы выходят за пределы его специальных знаний, а также если пред­ставленные материалы недостаточны для дачи заключения.

В УПК отсутствует упоминание об обязанностях судебного экс­перта. В ст. 57 отмечается, что эксперт делать вправе (ч. 3), а что не вправе (ч. 4). Согласно ч. 6 ст. 25.9 КоАП за отказ или уклонение от исполнения этих обязанностей эксперт несет административную ответственность. Норма, предусматривающая административную ответственность, в КоАП отсутствует.

Согласно процессуальному законодательству судебный эксперт не несет ответственности за отказ от дачи заключения, но в ч. 1 ст. 85 ГПК, ч. 4 ст. 55 АПК, п. 6 ч. 3 ст. 57 и ч. 5 ст. 199 УПК, ч. 4 ст. 25.9 КоАП и ч. 3 ст. 16 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности дан исчерпывающий перечень случаев, когда эксперт вправе отказаться от производства экспертизы, а именно, если поставленные вопросы выходят за пределы его специ­альных знаний, а также в случаях, если представленных ему мате­риалов недостаточно для дачи заключения.

Об обязанности эксперта направить в суд мотивированное со­общение в письменной форме о невозможности дать заключение упоминается только в ч. 1 ст. 85 ГПК и ч. 3 ст. 16 Закона о государ­ственной судебно-экспертной деятельности. Безусловно, если экс­пертиза производится вне экспертного учреждения, эксперт должен сам сообщить о невозможности ее проведения. Вероятно, учитывая это обстоятельство, законодатель в УПК не упоминает об обязанно­сти эксперта письменно сообщать органу или лицу, назначившему экспертизу, о невозможности ее производства.

В экспертном учреждении письменное сообщение о невозмож­ности дать заключение должно быть направлено экспертом руково­дителю этого учреждения. Он, в свою очередь, поручает производ­ство экспертизы другому эксперту, привлекает сторонних специа­листов или уведомляет орган или лицо, назначившее судебную экс­пертизу, о невозможности ее производства.

Обязанностью судебного эксперта-бухгалтера согласно ч. 4 За­кона о государственной судебно-экспертной деятельности является не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с про­изводством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведе­ния, составляющие государственную, коммерческую или иную ох­раняемую законом тайну. Аналогичный запрет содержится в нормах в ч. 2 ст. 85 ГПК.

Наиболее четко этот вопрос урегулирован в УПК, где указывает­ся, что эксперт не вправе разглашать данные предварительного рас­следования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден (п. 5 ч. 4 ст. 57, ст. 161). За разглашение этих сведений он может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК.

За незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, судебный эксперт может быть привлечен к уголовной ответственности согласно ч. 2 ст. 183 УК.

Нормами ст. 79 ГПК, 55 АПК, 57 УПК предусмотрена уголов­ная ответственность по ст. 307 УК или административная ответст­венность (ст. 25.9, 17.9 КоАП) эксперта за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

В советском уголовно-процессуальном законодательстве тради­ционно присутствовала норма, предписывающая при назначении каждой экспертизы предупреждать эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения и отбирать об этом подписку. В новом процессуальном законодательстве эта норма несколько видоизменена, хотя, по сути, сохранилась. Если судебная экспертиза производится в экспертном учреждении, законодатель обязывает руководителя этого учреждения предупредить эксперта об уголов­ной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и ото­брать у него об этом подписку.

Если же экспертиза назначается конкретному эксперту, то его об ответственности предупреждает субъект, назначивший эксперти­зу (ч. 2 ст. 80 ГПК, ч. 4 ст. 82 АПК, ч. 3 ст. 25.9 КоАП, ст. 14 Зако­на о государственной судебно-экспертной деятельности). Исключе­ние составляет ч. 2 ст. 199 УПК, где указывается, что после получе­ния от следователя постановления о назначении судебной экспер­тизы и материалов, необходимых для ее производства, руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государст­венного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК. Но это не означает, что государственный судебный эксперт не дает в каждом заключении подписки, что он предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Напротив, в п. 5 ч. 1 ст. 204 отмечается, что эта подписка является обязательным атрибутом экспертного заключения.

Лицо, выступающее в роли эксперта-бухгалтера, обязано сооб­щить субъекту, назначившему экспертизу, об обстоятельствах, ис­ключающих возможность его участия в данном деле, при наличии таких обстоятельств.

Судебный эксперт подлежит отводу:

· если он хотя бы косвенно заинтересован в исходе дела;

· является родственником сторон, других лиц, участвующих в де­ле, или представителей;

· находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, участвующих в деле, или представителей;

· имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК, ст. 23 АПК, ст. 70 УПК, ст. 25.12 КоАП).

Согласно ГПК и УПК предыдущее участие эксперта в деле в качестве специалиста не является основанием его отвода.

Основанием для отвода эксперта в арбитражном процессе явля­ется проведение им ревизии или проверки, материалы которых ста­ли поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (ч. 1 ст. 23 АПК). Фактически ревизия или проверка — это предварительное исследование, произведенное спе­циалистом, хотя процессуальная фигура специалиста в арбитраж­ном процессе отсутствует.

В производстве по делам об административных правонарушени­ях, если лицо участвовало в деле в качестве специалиста, оно не может в дальнейшем быть экспертом по данному делу.

Участие эксперта при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве эксперта не является основанием для его отвода. Однако УПК предусматривает возможность отвода эксперта и если обнару­жится его некомпетентность (п. 3 ч. 2 ст. 70).

Права судебного эксперта. Согласно ст. 17 Закона о государст­венной судебно-экспертной деятельности эксперт-бухгалтер вправе:

· ходатайствовать перед руководителем соответствующего госу­дарственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

· делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного ис­толкования участниками процесса его заключения или показаний;

· обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нару­шают права эксперта.

Необходимость в предоставлении эксперту права ходатайство­вать перед руководителем экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов обусловлена следующими факторами:

· при производстве многообъектной экспертизы число однородных объектов исследования может быть столь велико, что экспертное исследование невозможно выполнить в установленный срок;

· до начала экспертизы или в ходе ее производства выясняется, что необходимо применить методы, которыми эксперт не владеет, или использовать приборы и оборудование, отсутствующее в экспертном учреждении, т.е. речь идет о комплексном исследовании;

· в ходе исследования или до его начала эксперт понимает, что часть вопросов может быть решена только при производстве комплексной экспертизы;

· эксперт решает воспользоваться правом расширить перечень вопросов, имеющих значение для доказывания (такое право предоставлено соответствующими процессуальными кодексами), на которые могут быть даны ответы, но при этом ему может понадобиться помощь других экспертов.

Важность экспертной инициативы в вопросе о привлечении к вы­полнению судебной экспертизы других экспертов подтверждается ч. 3 ст. 85 ГПК и п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК, указывающих, что эксперт имеет пра­во ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Но в АПК и КоАП такая норма отсутствует.

В случаях когда эксперт не считает себя компетентным разрешать вопросы экспертизы, он должен не ходатайствовать о привлечении дополнительно других экспертов, а отказаться от ее производства.

Свои возражения эксперт может изложить в процессе его до­проса следователем и судом (ст. 205, 282 УПК). Согласно п. 6 ст. 166 эксперт имеет право делать подлежащие внесению в прото­кол следственного действия замечания о его дополнении и уточне­нии. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протоко­ла должны быть оговорены и удостоверены его подписью.

Статья 16 Закона о государственной судебно-экспертной дея­тельности ограничивает права государственного судебного эксперта, запрещая ему принимать поручения о производстве судебной экс­пертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за ис­ключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения. Отсюда следует, что суд, следователь, дознаватель, должностное лицо или орган, рассматривающие дело об админист­ративном правонарушении, могут при назначении экспертизы вы­брать по своему усмотрению не эксперта, а только государственное экспертное учреждение.

В нормах ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК, ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 5 ст. 25.9 КоАП содержится указание на право эксперта знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету судебной эксперти­зы, и при определенных условиях отказаться от производства экс­пертизы. Помимо этого, судебный эксперт имеет право:

· ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных мате­риалов, необходимых для дачи заключения;

· участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора, должностного лица, лица, председательствующего в заседании коллегиального органа, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, и суда в процессуаль­ных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету су­дебной экспертизы;

· давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении (опреде­лении) о назначении судебной экспертизы, но имеющим отно­шение к предмету экспертного исследования;

приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознава­теля, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Дата добавления: 2015-08-05 ; просмотров: 92 ; Нарушение авторских прав

Еще по теме:

  • О внесении изменений в федеральный закон о банках и банковской деятельности О Федеральном законе „О внесении изменений в Федеральный закон „О банках и банковской деятельности“ и Основы законодательства Российской Федерации о нотариате“ Рассмотрев принятый […]
  • Торговая марка статья гк рф Законодательство о товарных знаках Закон о товарных знаках утратил свое действие и вместо него вступила в силу 4 часть Гражданского кодекса Российской Федерации, регламентирующая […]
  • Конституцию рф 17 статья Статья 17 Конституции Российской Федерации Последняя редакция Статьи 17 Конституции РФ гласит: 1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина […]
  • Декларация прав ребенка краткое содержание Декларация прав ребенка краткое содержание Десять принципов Декларации прав ребенка (краткое содержание), 4 класс, Окружающий мир Принцип 1: Детям во всем мире принадлежат указанные ниже […]
  • Земельный участок малое верево Купить земельный участок в деревне Малое Верево в Гатчинском районе 4 объявления за месяц по умолчанию Русский Фонд Недвижимости более 3-х месяцев назад Продается земля, 4 сотки Русский […]
  • Общество по защите прав потребителей оренбург официальный сайт Общество по защите прав потребителей оренбург официальный сайт Прием обращений граждан Обращение к руководителю Инструкции для пользователей Полное наименование организации: Управление […]
  • Сколько платят алименты жене Глава 9. Права и обязанности супругов на содержание. Статья 75. Право одного из супругов на содержание. 1. Жена, муж должны материально поддерживать друг друга. 2. Право на […]
  • Квартиры за материнский капитал в черняховске Купить квартиру в Черняховском районе 164 объявления за месяц по умолчанию Самый удобный способ купить квартиру в Черняховском районе Калининградской области – обратиться к постоянно […]