Права акционеров на судебную защиту

Судебная практика

Нюансы права на судебную защиту корпоративных прав акционерами

К сожалению, отечественная судебная практика разрешения споров, связанных с реализацией корпоративных прав миноритарными акционерами, неоднозначна. Прежде всего это касается права акционера принимать участие в управлении делами общества. Поводом для таких споров являются нарушения установленного порядка информирования акционеров о проведении общего собрания акционеров, вследствие чего они лишены возможности принимать участие в собрании.

Две стороны одной медали

Неоднозначность практики обусловлена тем, что Верховный Суд Украины (ВСУ) не выработал единого подхода к разрешению дел указанной категории. Как следствие, встречаются судебные решения, обосновывающие абсолютно противоположные позиции.

Первая нашла свое отражение в кассационном определении Судебной палаты по гражданским делам ВСУ от 19 сентября 2001 года. В нем рассматривалась ситуация, когда вследствие нарушения порядка созыва общего собрания акционеров несколько истцов были лишены возможности принимать участие в этом собрании. ВСУ согласился с тем, что такие нарушения действительно имели место, но указал, что решения общего собрания акционеров можно ­признать недействительными в связи с нарушением ­процедуры созыва лишь в том случае, если голоса отсутствующих акционеров могли существенно повлиять на принятие решения.

Вторая позиция изложена в постановлении ВСУ от 21 октября 2003 года. Суть ее заключается в том, что «несоблюдение указанных требований может быть основанием для признания принятых на собрании решений недействительными, если это существенно повлияло на реализацию акционерами своих прав и принятие соб­ранием решений».

Итак, право акционера на управление делами акционерного общества предусмот­рено пунктом 1 части 1 статьи 116 Гражданского кодекса Украины, пунктом «а» час­ти 1 статьи 10 Закона Украины «О хозяйственных обществах» и частью 1 статьи 5 Закона Украины «О ценных бумагах и фондовой бирже». Его суть заключается в обес­печении возможности акционеров формировать волю ак­ционерного общества как юридического лица посредством участия в его органах управления — общем собрании акционеров, наблюдательном совете, правлении, ревизионной комиссии (Спасибо-Фатеева И.В. Акцио­нерные общества: корпоративные правоотношения. — Харьков: Право, 1998. — С. 154). Это право не может быть ограничено или временно приостановлено ни решениями наблюдательного совета, ни реше­ниями других органов или должностных лиц общества.

Как отмечал Тарасов И.Т., «право учас­тия акционера в управлении осуществляется главней­шим образом в общих собраниях посредством пользования правом голоса» (Тарасов И. Т. Учение об акционерных компаниях. — М.: Статут, 2000. — С. 406).

В современных условиях право миноритарного акционера на управление делами общества в основном сводится к участию в общем собрании акционеров. Участие же его в других органах управления существенно ограничено интересами крупных держателей акций.

По общему правилу, каждый ак­ционер имеет право на участие в управлении делами акционерного общества. Данное правило закреплено в статье 44 Закона Украины «О хозяйственных обществах»: «одна акция — один голос». Согласно части 1 статьи 159 Гражданского кодекса Украины и части 1 статьи 41 Закона Украины «О хозяйственных обществах», в общем собрании акционеров вправе принимать участие все его акционеры, независимо от количества и вида принадлежащих им акций.

Право акционера принимать участие в общем собрании считается реализованным, если этот акционер принимал учас­тие в голосовании, независимо от результатов голосования.

Участие в общем собрании акционеров обеспечено гарантиями закона. Суть данных гарантий заключается в процедуре созыва и проведения общего собрания.

Гражданский кодекс Украины и Закон Украины «О хозяйственных обществах» предусматрива­ют порядок созыва общего собрания акционеров, который обеспе­чивает каждому акционеру право участвовать в работе собрания. Так, статьей 43 установлено, что о проведении общего собрания акцио­неров держатели именных акций уведомляются персонально пре­дусмотренным уставом способом. Также должно быть сдела­но общее уведомление о предстоящем собрании в местной прессе по местонахождению акционерного ­общества и в одном из офици­альных печатных изданий Верховного Совета, Кабинета Министров Украины или Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку с указанием времени и места проведения собра­ния и повестки дня (часть 1 статьи 42 Закона Украины «О хозяй­ственных обще­ствах»). Подтверждением персонального уведомления являются либо почтовые квитанции об отправке заказной корреспонденцией уведомлений, либо подписи каждого акционера о получении им уведомления в специальном журнале или списках. Эти квитанции либо подписи будут убедительным дока­зательством соблюдения правлением общества прав акционеров.

Возможность реализации права учас­тия каждого акционера в общем собрании заложена также в сроках, в которые направля­ются уведомления до созыва общего собрания. 45-дневный срок, преду­смотренный статьей 43 Закона Украины «О хозяйственных обще­ствах», позволяет акционерам спланировать свое участие в общем собрании, подготовиться к нему, ибо в уведомлении указываются и вопросы, выносимые на рассмотрение собрания, а также внести свои предложения по повестке дня общего собрания не позднее, чем за 30 дней до его созыва.

Равенство среди неравных

Поскольку корпоративные правоотношения по своей правовой природе являются одним из видов гражданских правоотношений, им свойственны все признаки гражданских правоотношений: равенство участников, автономия их воли, имущественная самостоятельность, защита субъективных и имущественных прав, компенсационный характер ответственности.

Из всех перечисленных выше признаков гражданских правоотношений к предмету настоящей статьи непосредственное отношение имеет только равенство участников корпоративных отношений, которое предполагает равные критерии возникновения, изменения или прекращения корпоративных прав независимо от их материального и социального положения, организационной взаимозависимости.

Все акционеры независимо от количества принадлежащих им акций имеют равные права на участие в управлении делами общества. Данное равенство закреп­лено в статьях 116 и 153 Гражданского кодекса Украины, статьях 10, 41, 46 Закона Украины «О хозяйственных обще­ствах» и статье 5 Закона Украины «О ценных бумагах и фондовой бирже».

Однако неравенство среди акционеров все-таки существует. Причина этого кроется в количестве голосующих акций, сосредоточенных в руках того или иного акционера. Оно проявляется только во время голосования на собрании акционеров: чем больше акций у акционера, тем больше у него голосов. В свою очередь, чем больше у акционера голосов, тем больше его влияние на принятие общим собранием определенного решения.

Вышеизложенные доводы позволяют сделать следующие выводы: право принимать участие в общем собрании акционеров не зависит от размера пакета акций, принадлежащего акционеру.

Наряду с равными правами принимать участие в общем собрании акционеров законодательство предоставляет всем акционерам и одинаковое право на защиту своих прав и законных интересов в случае их нарушения, непризнания или оспаривания (статья 15 Гражданского кодекса Украины). При этом законодательство не содержит никаких оговорок, направленных на ограничение права акционера защищать свои нарушенные права. Поэтому любая попытка найти взаимосвязь между количеством акций, принадлежащих акционеру, и объемом его прав автоматически влечет за собой ущемление его права на защиту прав и законных интересов.

Сколько акций, столько и прав

Но вернемся к документам ВСУ.

Начнем рассмотрение с кассационного определения ВСУ от 19 сентября 2001 года. Для этого процитируем ключевой абзац этого определения:

«Что же касается решений общего соб­рания, то, по мнению суда, ими было нарушено право истцов на участие в нем, поскольку они надлежащим образом не были уведомлены о созыве собрания. Но суд не учел того, что решения общего собрания общества, в соответствии с законом, можно признать недействительными лишь при условии, что отсутствие истцов могло существенно повлиять на их принятие».

Последнее предложение требует обратить на себя особое внимание. Это обу­словлено тем, что ВСУ, ссылаясь в обос­нование своей позиции на закон, забыл уточнить, на какой именно. Но забывчивость ВСУ наверняка не случайна. Объяснить плохую память суда можно тем, что ни один из нормативно-правовых актов оте­чественного законодательства не содержит условия, согласно которому признать недействительными решения общего соб­рания акционеров вследствие нарушения процедуры его созыва можно только в случае, если отсутствующие в связи с этими нарушениями акционеры могли существенно повлиять на принятие такого решения (то есть имели для этого достаточное количество голосов).

Кроме этого, установление прямой ­зависимости между количеством акций и объемом прав акционера идет вразрез с положениями действующего законодательства Украины.

Исходя из содержания процитированного абзаца кассационного определения ВСУ, создается впечатление, что своими действиями судебная власть защищает интересы мажоритарных акционеров, тем самым лишая миноритариев какой-либо возможности защитить свои права. То есть суд фактически защищает крупных акционеров от мелких, количество которых на Украине достигает семнадцати миллионов.

Теперь повторно процитируем еще один абзац, но уже из постановления ВСУ от 21 октября 2003 года: «Следует отметить, что задачей установленных законом требований к порядку созыва общего собрания акционеров является обеспечение собственников акций возможностью реализовать свое право на участие в собрании. Поэтому несоблюдение указанных требований может быть основанием для признания принятых на собрании решений недействительными, если это существенно повлияло на реализацию акционерами своих прав и принятие собранием решений».

Как и в предыдущем случае, последнее предложение процитированного выше абзаца также нуждается в пояснении, и, прежде всего, в части определения «существенности»: в каком случае несоблюдение установленных законом требований к порядку созыва общего собрания акционеров может существенно повлиять на реализацию акционерами своих прав и принятие собранием решений, а в каком не существенно.

По моему мнению, нарушение порядка созыва и проведения общего собрания акционеров может существенно повлиять на реализацию акционерами своих прав, только если вследствие такого нарушения акционеры были лишены возможности реализовать свое право на управление делами общества, то есть не присутствовали на общем собрании, не смогли внести предложения в повестку дня собрания либо принять участие в голосовании.

И в завершение хотелось бы выделить следующие ключевые моменты данной проблемы, сформулировав их в виде кратких «ленинских» тезисов:

— все акционеры, независимо от количества и класса акций, собственниками которых они являются, наделены законом равными корпоративными правами;

— все акционеры имеют право на защиту своих прав и законных интересов в случае их нарушения, непризнания или оспаривания;

— право принимать участие в общем собрании акционеров не зависит от размера пакета акций, принадлежащего акционеру;

— ни один из нормативно-правовых актов отечественного законодательства не содержит условия, согласно которому признать недействительными решения общего собрания акционеров вследствие нарушения процедуры его созыва можно только в случае, если отсутствующие в связи с этими нарушениями акционеры могли существенно повлиять на принятие такого решения.

Судебная защита прав акционеров и кредиторов при проведении реорганизации в зарубежном законодательстве.

Защите прав акционеров и кредиторов при проведении реорганизации, уделяется особое внимание в зарубежном законодательстве. Прежде всего она обеспечивается путем предоставления акционерам и кредиторам полной информации о каждом этапе реорганизации. Получая всю необходимую информацию, указанные лица могут контролировать соблюдение своих прав и интересов путем принесения возражений по поводу условий и порядка проведения реорганизации в реорганизуемую компанию и суд. Однако предмет возражений и сроки их принесения различны для каждой из указанных категорий лиц.

Общий подход к защите прав акционеров и кредиторов таков: права кредиторов защищаются путем предоставления им обеспечения исполнения обязательств, гарантий их исполнения, а акционеры имеют возможность судебного оспаривания реорганизации даже после ее завершения. Таким образом, кредитор любой реорганизуемой компании не может повлиять на юридическую судьбу реорганизации (за исключением Англии), а может лишь потребовать предоставления соответствующего обеспечения исполнения его требования, либо привлечения всех участвующих в реорганизации компаний к солидарной ответственности.

Законодательные акты зарубежных стран, регулирующие отношения, связанные с реорганизацией компаний, в обязательном порядке устанавливают срок, в течении которого кредиторы и акционеры могут заявить свои требования. Характерной особенностью реорганизации компаний в некоторых странах является запрет на регистрацию (вступление в силу) решения о реорганизации до момента удовлетворения прав требования возражающих кредиторов.

Срок предъявления требований кредиторами, как правило, начинает течь с момента официального опубликования решения о реорганизации, утвержденного общим собранием акционеров, либо с момента письменного уведомления кредиторов о принятом решении о реорганизации.

В соответствии с нормами Закона об обществах Норвегии Служба ведения Реестра компаний публикует договор о слиянии (Отметим, что право Скандинавских стран не знает процедуры разделения, выделения компаний. Специальные законы об обществах, содержащие нормы о реорганизации, предусматривают возможность реорганизации компаний только в форме присоединения, слияния и преобразования.), и кредиторы, возражающие против слияния, должны сообщить об этом в Службу в течении 3 месяцев со дня извещения. При этом, если хотя бы один кредитор выступит против слияния, то оно не может быть зарегистрировано, пока не будут удовлетворены требования возражающего кредитора путем: досрочного исполнения обязательства или предоставления гарантий его исполнения.

Согласно Закону о компаниях Швеции, предусматривающего аналогичный запрет, факт удовлетворения требований кредиторов или предоставления им надлежащих гарантий исполнения обязательств устанавливает суд муниципалитета, в котором расположен орган управления приобретающей компании, после чего он дает регистрирующему органу разрешение на слияние.

Законодательство Финляндии ограничивает срок обращения кредиторов четырьмя месяцами с момента публикации судом ходатайства присоединяемой компании о разрешении исполнения договора о присоединении (слиянии). Суд не выносит решения о разрешении исполнения договора о слиянии до тех пор, пока требования возражающего кредитора не будут удовлетворены или пока не будут предоставлены надлежащие гарантии исполнения требований такого кредитора. Отметим, что согласно Закону об обществах Финляндии компания считается реорганизованной, а реорганизация завершенной, не с момента регистрации новой компании в Торговом реестре, а с момента регистрации в Торговом реестре разрешения суда на исполнение договора о слиянии (См. Business Laws in the Nordic Countries. St., 1998, p. 78-89, 104, 138-139, 154-158.).

Слияние или разделение в Испании также не вступает в силу до тех пор, пока компания не предоставит возражающим кредиторам надлежащих гарантий или досрочно не исполнит обязательство. Однако право заявлять возражения предоставляется кредиторам только в том случае, если они на собрании кредиторов не утвердили реорганизацию.

В отличие от испанского законодательства и законодательства Скандинавских стран, в Германии и Франции кредиторы для того, чтобы получить какие-либо гарантии со стороны участвующих в реорганизации компаний, должны доказать, что реорганизация ставит по угрозу исполнение их обязательств.

Согласно § 22 Закона Германии о реорганизации кредиторы вправе в течении 6 месяцев после регистрации слияния в реестре по месту нахождения общества потребовать от вновь возникшего или принимающего общества обеспечения исполнения обязательства, только в том случае, если они достоверно докажут, что слияние угрожает выполнению их требований. Кроме того, не имеют права требовать поручительства те кредиторы, которые в случае банкротства своего заемщика (реорганизуемой компании) уже имеют право на первоочередную компенсацию из общей конкурсной массы.

Предоставление обеспечения исполнения обязательств, как правило, осуществляется в порядке, предусмотренном гражданским законодательством зарубежных стран. Так, в соответствии с § 232 Германского гражданского кодекса обеспечением может служить депозит денег или ценных бумаг, залог движимого имущества, ипотека недвижимости и судов. Срок обеспечения равняется сроку исполнения обеспеченного обязательства.

Еще одним способом защиты прав кредиторов, используемым наряду с предоставлением обеспечения исполнения обязательств, является солидарная ответственность всех компаний, участвующих в реорганизации и возникших в результате нее. Общее правило об ответственности реорганизуемых компаний путем разделения, которое содержится в ст. 12 Шестой директивы Совета № 89/891/ЕЕС от 17.12.82 г., гласит, что до тех пор, пока требования кредитора компании, которой было передано обязательство в соответствии с решением о разделении, не были удовлетворены, все приобретающие компании несут как личную, так и солидарную ответственность по данному обязательству. Однако странам-участницам Европейского союза предоставляется возможность ограничить такую ответственность размером чистых активов, распределенных между компаниями-участницами реорганизации.

В результате анализа защиты прав кредиторов при проведении реорганизации по законодательству зарубежных стран мы можем сформулировать следующие положения. Право зарубежных стран занимает жесткую позицию по вопросу о моменте завершения реорганизации: процедура реорганизации не может быть завершена до того, как судом будут рассмотрены и удовлетворены в той или иной форме справедливые требования возражающих против реорганизации кредиторов. То есть на момент регистрации реорганизации все споры с кредиторами должны быть разрешены. Кредиторы не вправе заявлять требования о недействительности реорганизации (решения о реорганизации), защитить свои права они могут лишь в форме предоставления им обеспечения исполнения обязательств (в некоторых странах еще и досрочного исполнения обязательств) и привлечения реорганизованных и вновь образованных компаний к солидарной ответственности. Правом зарубежных стран исключается ситуация не уведомления кредиторов о предстоящей реорганизации, так как опубликование решения о реорганизации или письменное уведомление кредиторов осуществляется самим регистрирующим органом (судом, торговой палатой), реже реорганизуемой компанией, но под контролем регистрирующего органа. Возражающие против реорганизации кредиторы должны заявить свои требования не в реорганизуемую компанию, а непосредственно в суд, оценивающий риск, который должны в разумной степени нести кредиторы, и принимающий решение о необходимости предоставления гарантий или досрочного исполнения обязательства. Таким образом, даже если суд не является регистрирующим органом, он все равно привлекается в процесс реорганизации с целью разрешения споров с кредиторами и играет решающую роль на стадии завершения реорганизации.

Судебное оспаривание реорганизации, является одним из способов защиты прав акционеров реорганизуемых компаний, наряду с независимой оценкой реорганизации и возможностью привлечения к ответственности руководителей компаний.

Поскольку признание решения о реорганизации недействительным по определению имеет обратную силу, постольку оно должно быть возможным только в крайних случаях, представляющихся особо серьезными («Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран Западной Европы», М., 2000, стр.120.). Положения законодательства большинства зарубежных стран о недействительности реорганизации воспроизводят соответствующие императивные нормы, закрепленные в ст. 22 Третьей Директивы Совета № 78/855/ЕЕС от 09.10.78 г. и ст. 19 Шестой Директивы Совета 89/891/ЕЕС от 17.12.82 г., согласно которым реорганизация, считающаяся завершенной в соответствии с законодательством страны-участницы Европейского союза, может быть признана недействительной только при отсутствии превентивного судебного или административного контроля ее законности, только по решению суда и при наличии одного из следующих условий:

1. если процедура реорганизации не была оформлена или заверена в установленной юридической форме;

2. если будет доказано, что решение общего собрания акционеров, на котором принималось решение о реорганизации, является недействительным (абсолютно ничтожным) или может быть признано недействительным в соответствии с национальным законодательством (оспоримым);

3. при отсутствии возможности устранения нарушений, в результате которых реорганизация может быть признана недействительной ( По общему правилу, иск не может быть подан, в случае устранения допущенных в процессе проведения реорганизации нарушений).

В соответствии с указанными статьями Директив иск о признании реорганизации недействительной может быть подан акционером в течении 6 месяцев с даты вступления в силу реорганизации.

В принципе законодательство зарубежных стран различает иски о признании недействительным решения общего собрания акционеров, на котором было принято решение о реорганизации, и иски о признании недействительной операции реорганизации. Так, § 28 Закона Германии о реорганизации предоставляет передающей компании право предъявить после регистрации слияния в реестре по месту нахождения приобретающей компании иск к приобретающей компании против вступления в силу решения о слиянии. Это же правило в силу § 125 указанного закона распространяется и на процедуру деления. Однако такой иск в случае реорганизации в форме слияния путем приобретения не может основываться на том, что предложение о компенсации наличными каждому акционеру передающей компании, который отказался от участия в принимающей компании (выкуп), находится на недостаточном уровне или что компенсация в договоре слияния не предложена или предложена не надлежащим образом (§ 32 Закона Германии о реорганизации).

Помимо признания реорганизации недействительной, Закон Германии о реорганизации предоставляет акционерам право оспаривать стоимость выкупаемых в процессе реорганизации акций (§ 34 Закона), а также пропорции обмена акций (§ 14 Закона) (Хотя нужно отметить, что нормы § 14 Закона Германии о реорганизации предоставляют право оспаривания пропорций обмена акций только акционерам приобретающей компании, которые могут понести ущерб из-за завышенного соотношения при обмене акций.).

Вопрос недействительности решения о реорганизации наиболее полно решен в немецком законодательстве, а именно в Акционерном законе Германии и Законе Германии о реорганизации. Акционерный закон Германии содержит общие принципы недействительности любых решений общих собраний акционеров, в том числе решений о реорганизации. В Законе Германии о реорганизации, помимо того, что специальные нормы, относящиеся к вопросу о действительности решения о реорганизации и возможности его судебного оспаривания, встречаются в главах, посвященных различным формам реорганизации, есть отдельная глава 6 «Судебное производство» (Spruchverfahren), в которой собраны общие вопросы судебного производства по указанной категории дел (подсудность, исковая давность, вступление в силу решения суда).

Акционерный закон Германии, так же как и Директивы, испанский Закон об акционерных обществах, различает ничтожные решения общего собрания акционеров и оспоримые. Ничтожные решения недействительны в силу того, что они противоречат закону, содержащему императивные нормы. В соответствии с § 241 Акционерного закона Германии решение ничтожно, при условии, что оно:

· было принято на собрании, которое созвано с нарушением закона;

· не было надлежащим образом оформлено;

· не согласуется с сущностью акционерного общества либо своим содержанием нарушает предписания, принятые исключительно или преимущественно для защиты кредиторов общества или, в иных случаях, в общественных интересах;

· своим содержанием нарушает добрые нравы;

· по иску об оспаривании объявлено ничтожным вследствие судебного решения имеющего юридическую силу.

Во всех остальных случаях решение оспоримо. В соответствии с § 245 Акционерного закона Германии право на обжалование решения общего собрания акционеров имеют акционеры, участвовавшие в собрании, но заявившие против решения протест к протоколу, не участвовавшие в собрании, если он не-правомерно не был допущен на собрание, либо если со-брание было созвано ненадлежащим образом, либо если вопрос, по которому принимается решение, не был надлежаще опубликован.

Основания для признания оспоримого решения общего собрания акционеров о реорганизации недействительным разнообразны. Так, несоблюдение реорганизуемой компанией правил о предоставлении акционерам компании информации, предусмотренной § 63 Закона Германии о реорганизации, неполнота устных объяснений по вопросу о реорганизации руководства компании на собрании акционеров (§ 64 закона), несоблюдение правил о раздельном голосовании акционеров – владельцев различных родов акций (§ 65 закона) дают возможность акционерам оспорить принятое решение.

С вопросом о недействительности решения о реорганизации тесно переплетается институт исцеления недостатков решения общего собрания акционеров, который предусматривается правом некоторых зарубежных стран.

По общему правилу, закрепленному в § 242 Акционерного закона Германии ничтожность решения общего собрания, которое не было оформлено надлежащим образом, устраняется, если решение было зарегистрировано в торговом реестре. Указанное правило повторяется и в п. 4 § 20 Закона Германии о реорганизации, в соответствии с которым недостатки нотариального удостоверения договора о слиянии, а также недостатки в одобрении слияния отдельными категориями акционеров исцеляются регистрацией слияния.

В английском праве вопрос недействительности реорганизации вообще не стоит, в связи с тем, что окончательное решение по любой реорганизации принимается судом. Таким образом, существенное нарушение закона, на основании которого можно было бы признать реорганизацию недействительной, в английском акционерном законодательстве фактически исключено.

Закон Германии о реорганизации в § 14 устанавливает общий срок исковой давности по спорам о признании решения недействительным – один месяц с момента принятия решения о реорганизации. Вместе с тем, срок исковой давности по спорам, вытекающим из реорганизации, но которые не касаются действительности решения общего собрания акционеров, составляет 2 месяца (§ 305 Закона Германии о реорганизации). Испанский Закон об акционерных обществах напротив различает сроки исковой давности: для ничтожных решений он равен одному году, а для оспоримых – 40 дней с момента опубликования решения о реорганизации.

Краткость срока исковой давности, установленного немецким законодательством, объясняется желанием законодателя не затягивать процесс реорганизации, так как реорганизация не может быть зарегистрирована и признана завершенной, пока не рассмотрены все иски, заявленные против реорганизации.

В подтверждение вышеизложенного можно привести норму абз. 2 § 16 Закона Германии о реорганизации, которая описывает требования, предъявляемые к заявлению на регистрацию слияния. Так, при подаче в регистрационный суд заявления на регистрацию слияния представительские органы каждой компании, участвующей в реорганизации, должны заявить, о том, что иск против вступления в действие решения о слиянии не подавался, или что он был подан с нарушением сроков, или что в принятии иска было отказано на законном основании, или что истцы иск отозвали. Если такое заявление отсутствует, то регистрация не может быть произведена, даже если акционер, имеющий право на подачу иска, откажется от иска против вступления в силу решения о слиянии, предоставив нотариально заверенное заявление об отказе.

Не будет служить препятствием к регистрации слияния лишь иск, поданный против вступления в силу решения о слиянии, признанный определением суда заведомо незаконным или очевидно необоснованным. Если же, все таки, решением суда (после регистрации слияния) иск будет признан обоснованным, то реорганизованная компания, обязана возместить истцу ущерб, который возник из решения, основывающегося на регистрации слияния (абз. 3 § 16 Закона Германии о реорганизации). Однако, в качестве компенсации ущерба истец не вправе требовать прекращения действия регистрации слияния.

Вообще, определение и законодательное закрепление правовых последствий признания недействительной реорганизации представляется очень важным, так как от таких последствий фактически зависит дальнейшая судьба реорганизованных и вновь возникших компаний.

Единого подхода к определению правовых последствий недействительности реорганизации в законодательстве зарубежных стран нет. Не урегулирован этот вопрос и в Директивах Совета Европейского союза. Многочисленные публикации ученых зарубежных стран позволяют предположить, что и в науке также не выработано единого мнения о возможности обратного действия реорганизации (См. Т.Д. Аиткулов. Некоторые аспекты правового регулирования слияний и присоединений акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ//Сб.Актуальные проблемы гражданского права, Вып.4, М., 2002, стр.64-66.).

Случаи и последствия недействительности реорганизации во Франции закреплены законодательно. Согласно нормам французского Закона о коммерческих обществах признание реорганизации недействительной не имеет обратной силы. То есть французское право предлагает защитить участников реорганизации не возвращением всего совершенного в процессе реорганизации в исходное положение, существовавшее до реорганизации, а привлечением реорганизованных юридических лиц, их руководителей, ревизоров к ответственности и возмещения ими причиненных реорганизацией убытков.

Закон Германии о реорганизации не так однозначен. Приведенная выше норма абз. 3 § 16 Закона Германии о реорганизации трактуется немецкими учеными по-разному. Точки зрения относительно возможности обратной реорганизации две. Сторонники первой, основывая свои доводы на указанной норме закона, считают, что обратное действие реорганизации невозможно ни при каких условиях, если реорганизация была зарегистрирована в Торговом реестре. То есть, акционеры не вправе потребовать разделения компании, образованной в результате слияния (присоединения) и соответственно, слияния вновь образованных компаний, которые возникли при делении реорганизуемой компании (обратное действие реорганизации). Они однозначно трактуют норму абз. 3 § 16 Закона Германии о реорганизации, как запрещающую поворот реорганизации независимо от нарушений, которые были допущены при ее совершении. Также акционеры не вправе требовать и ликвидации образованных в результате реорганизации компаний, исключения их из Торгового реестра. Сторонники второй точки зрения, все же полагают, что случаи обратного действия реорганизации возможны, однако признание судом реорганизации недействительной самой по себе не может повлиять на действительность обязательств (прав и обязанностей), которые возникли в отношении образованных в результате реорганизации компаний с момента регистрации реорганизации до вступления в силу решения суда (Аналогичные правила установлены ст. 19 Директивы 89/891/ЕЕС и ст. 22 Директивы 78/855/ЕЕС.).

Аргументом в пользу первой точки зрения служит еще и то факт, что акционерам предоставляется право требовать возмещения убытков, причиненных недействительной реорганизации, а также привлекать к ответственности руководителей реорганизованных компаний.

Нормы ст. 20 Директивы 78/855/ЕЕС и ст. 18 Директивы 89/891/ЕЕС обязывают предусмотреть в национальном законодательстве как минимум правила, регулирующие гражданскую ответственность членов административных органов или органов управления реорганизуемых компаний перед ее акционерами в отношении нарушений со стороны этих членов, допущенных в процессе подготовки и проведения реорганизации.

Так, глава 7 Закона Германии о реорганизации «Уголовные наказания и денежные штрафы» (Strafvorschriften und Zwangsgelder) устанавливает три состава правонарушения, влекущего привлечение виновного лица к уголовной ответственности в виде лишения свободы либо к денежному штрафу, который не может быть более 5 000 евро:

· сокрытие какой-либо информации в отчете о реорганизации неверное изложение дела в устном докладе на общем собрании участников, представление неверной информации в официальных заявлениях, докладах (п. 1 § 313 Закона Германии о реорганизации);

· указание неверных сведений в заявке на регистрацию реорганизации, в том числе относительно согласия акционеров на реорганизацию, покрытия уставного капитала передающей компании (п. 2 § 313 Закона Германии о реорганизации);

· раскрытие в ходе реорганизации коммерческой тайны (§ 315 Закона Германии о реорганизации);

· искажение результатов проверки или умалчивание в отчете о результатах проверки важных обстоятельств (§ 314 Закона Германии о реорганизации).

Субъектом первых правонарушений может быть член представительского органа, член коллегиального исполнительного органа, единоличный исполнительный орган реорганизуемой компании, субъектом последнего – ревизор, осуществляющий проверку реорганизации.

Помимо указанных правонарушений, выделенных в отдельные составы, Закон Германии о реорганизации устанавливает ответственность в виде штрафа указанных лиц за нарушение некоторых требований закона, например за не предоставление по требованию акционера копии проекта реорганизации (абз. 3 § 13 Закона) и т.п.

К вопросу о защите прав акционеров в Российской Федерации

Башкирская государственная академия государственной служ­бы и управления при Президенте Республики Башкортостан (г. Уфа)

За годы проводимых в Российской Федерации политической, экономической и правовой реформ в качестве участников граждан­ско-правового оборота возродились кжизни и закрепились различ­ные формы организации предпринимательства, среди которых наи­более значимой и весомой явились акционерные общества.

Акционерное общество объединяет в себе участников, каждый из которых преследует свои частные интересы, — это акционеры, управ­ляющие, работники и иные материально-заинтересованные лица.

Следует обратить внимание на то, что среди акционеров значитель­ное число составляют физические лица (граждане), многие из кото­рых стали акционерами неожиданно для самих себя в результате приватизации-акционирования. Нередко акционеры, ввиду своей неискушенности в акционерном праве, либо из-за небольшого раз­мера принадлежащего им пакета акций, теряют контроль над ключе­выми действиями управляющих, что, в свою очередь, может приве­сти к “выдавливанию» мелких акционеров, банкротству компании и другим злоупотреблениям. В этих условиях изучение проблемы за­щиты прав акционеров приобретает особую актуальность.

Защита прав и законных интересов акционеров в России обес­печивается комплексным методом установления, применения и ре­ализации норм акционерного законодательства. Действенность и эффективность механизмов реализации и защиты прав акционеров напрямую зависят от установленных гарантий осуществления та­ких прав, в том числе права на защиту.

Возникновение прав акционеров обычно связывается с приоб­ретением акции. Акция является свидетельством того, что лицо яв­ляется участником акционерного общества. Для осуществления за­щиты того или иного права, Федеральный закон «Об акционерных обществах» 192 (далее — Закон об АО) устанавливает возможность защиты нарушенных прав в зависимости от удельного веса (в про­центах) акций, принадлежащих одному акционеру, в уставном ка­питале общества.

Общепринятым является деление прав акционеров на имуще­ственные и неимущественные. К числу первых относятся, в частно­сти, право акционера на получение дивиденда, преимущественное право на приобретение акций, продаваемыхдругими акционерами, преимущественное право на приобретение акций нового выпуска при увеличении уставного капитала, право акционера требовать выкупа акций обществом в предусмотренных законом случаях, пра­во на часть имущества при ликвидации АО (ликвидационная квота) и т.д. Реализация каждого из указанных прав имеет свой особый порядок, установленный в Законе об АО. К числу вторых можно отнести право на участие в управлении делами общества, право на получение информации о деятельности общества, право на судеб­ную защиту и иные подобные права.

В частности, право акционера на информацию имеет двоякое про­явление. Во-первых, получение информации о деятельности обще­ства, о его должностных лицах служит гарантией защиты других прав акционера. Во-вторых, обладание информацией позволяет акционе­ру эффективно осуществлять свои права. Без реализации данного права осуществление некоторых прав акционера будет весьма зат­руднительно, а в некоторых случаях просто невозможно.

Важным неимущественным правом акционера является предо­ставляемое законодательством право обжалования в судебном по­рядке действий, бездействия органов управления акционерным об­ществом. Закон об АО содержит целый ряд положений, которые могут использоваться акционерами для судебной защиты своих прав и интересов. Исходя из этого, можно выделить следующие основ­ные средства судебной защиты прав акционеров: обжалование ре­шений общего собрания акционеров и других органов управления акционерного общества; иски о понуждении общества произвести выкуп акций в случаях, когда право на выкуп появляется у акционе­ра в соответствии с законом; иски о взыскании в пользу общества убытков, причиненных ему по вине его руководителей либо другого хозяйственного товарищества или общества, контролирующего его деятельность; иски о недействительности крупных сделок, совер­шенных в нарушение установленного порядка; иски о признании недействительными сделок, в которых имеется заинтересованность аффилированных лиц общества; иски о взыскании с общества сумм дивидендов; иски в связи с нарушением права акционера на ин­формацию, доступ к которой предусмотрен законодательством.

Названные средства защиты прав акционеров предполагают обращение с иском к обществу ил и в защиту общества. Кроме того, акционер имеет право на обращение с иском к держателю реестра общества, если держатель реестра, осуществляя свои функции с нарушением законодательства, нарушает права акционера.

Статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации содер­жит открытый перечень способов защиты гражданских прав, в силу чего усматривается необходимость выделения таких способов, ко­торые в сфере защиты прав акционеров имеют реальную восстано­вительную направленность. Способы защиты, имеющие универсальный характер, могут применяться акционерами для защиты нару­шенных прав, однако с учетом особенностей нарушенного субъек­тивного права.

Акционер может использовать в целях защиты способы, опосре­дующие защиту его прав на акции, а также способы защиты иму­щественных и неимущественных прав, удостоверенных акциями.

От понятия “способ защиты права» следует отличать понятие “форма защиты права». Под формой защиты права понимается оп­ределяемая законом деятельность компетентных органов по за­щите права, т.е. по установлению фактических обстоятельств, при­менению норм права, определению способа защиты права и вы­несению решения. Перечисленные в законе способы защиты пра­ва, т.е. определенные меры принуждения к нарушителю права, осуществляются не одной, а несколькими формами защиты пра­ва, которые условно можно разделить на две группы — юрисдик-ционные и неюрисдикционные.

Среди юрисдикционных форм защиты права ведущая роль при­надлежит судебной форме. Следует отметить, что к данной форме обращаются в первую очередь “акционеры меньшинства”. Акцио­неры, обладающие большим количеством акций, могут достаточ­но эффективно защищать свои права посредством “проведения” решений на общем собрании, а также через лиц, избранных ими в органы управления. В то же время, если речь идет о пресечении действий управленцев общества, наносящих ему убытки, обра­титься в суд с требованием о признании сделки недействительной может любой акционер, в том числе и имеющий контрольный па­кет акций. Причем обращение, вне зависимости от того, кем явля­ется акционер-лицом физическим или юридическим, осуществ­ляется в арбитражный суд. Следует отметить, что право на обра­щение в суд предоставлено как самому акционерному обществу так и акционеру или группе акционеров, которые владеют в сово­купности не менее чем одним процентом размещенных обыкно­венных акций акционерного общества. Этим правом также наде­лены представители Российской Федерации, ее субъектов либо муниципальных образований.

Судебно-арбитражная практика по вопросам акционерного пра­ва лишь начала формироваться, и для того, чтобы механизм судеб­ной защиты прав и законных интересов акционеров заработал на практике, необходимы также и активные действия самих акционров, их стремление отстоять свои права и интересы через суд, ис­пользуя предоставленные законом возможности. Пока что такой активности со стороны рядовых акционеров не наблюдается.

К неюрисдикционным формам защиты относятся: самозащита прав акционеров, общественные формы защиты прав и законных интересов акционеров, в первую очередь связанные с саморегули­руемыми организациями. Необходимо отметить, что, несмотря на доступность, удобство, прозрачность неюрисдикционныхформ за­щиты, на практике они мало применяются. Думается, что для вне­дрения данных форм в жизнь необходимо наличие определенного уровня организационной и правовой культуры, что является скорее задачей государства, нежели самого акционерного общества.

Еще по теме:

  • Адвокат евгений солодко Солодко Евгений Викторович Глава объединения Специализация: Уголовное право, уголовный процесс, сфера экономических преступлений и защита должностных лиц и государственных служащих, […]
  • Статья уголовного кодекса 136 Статья 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, […]
  • Ст 23 фз о воинской обязанности и военной службе Статья 23. Освобождение от призыва на военную службу. Граждане, не подлежащие призыву на военную службу Информация об изменениях: Федеральным законом от 19 июля 2001 г. N 102-ФЗ в статью […]
  • Военная служба рф особенности Военная служба рф особенности В 2003 году закон впервые определил военную службу как один из видов государственной службы, включив гражданскую, военную и правоохранительную службы в единую […]
  • Трудовой кодекс рф 2018 пдф Трудовой кодекс РФ на 2018 год скачать Скачать Трудовой кодекс РФ 2018 года бесплатно в формате pdf или word. Актуальная редакция Трудового кодекса Российской Федерации по состоянию на 1 […]
  • Гражданский кодекс рф часть i собрание законодательства рф БИБЛИОГРАФИЯ 1. Законы и другие нормативные акты 1. Гражданский процессуальный кодекс РФ: принят Государственной Думой РФ 23 октября 2002г. Арбитражный процессуальный кодекс РФ: принят […]
  • Брачный контракт пример заполнения БРАЧНЫЙ ДОГОВОР дата и место подписания Мы, нижеподписавшиеся, гражданин Сергеев Виктор Александрович, паспорт серия 0000, N 000000, выдан УВД Кировского района города Саратова 23 октября […]
  • Статья 21 федерального закона о безопасности дорожного движения Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 10.12.95 N 196-ФЗ (ред. от 02.03.99) "О БЕЗОПАСНОСТИ […]